4.6.3. Внутриполитические и общественные факторы.


      В Грузии и в Армении сложилась, в целом, благоприятная ситуация и сформировались позитивные общественные настроения относительно армяно-грузинских политических отношений. В Армении по существу отсутствуют какие-либо антигрузинские настроения. Ни одна из политических партий и группировок в Армении не выдвигает политических проектов, могущих нанести ущерб грузинской государственности. Армения заинтересована в обеспечении политической и социальной стабильности в Грузии, в разблокировании «сухумского» транспортного направления, в создании механизмов урегулирования культурно-социальных проблем армянского населения Грузии, которое составляет 8% от общей численности ее населения. Вместе с тем, Армения рассматривает наличие российских военных баз в Грузии как фактор противостояния Турции, и такой подход никак не может восприниматься в Грузии как позитивная для нее позиция соседнего государства. Армения также опасается возобновления военных действий в зоне грузино-абхазского противостояния, что ставит под угрозу армянское население Абхазии и вовлечет его в данный вооруженный конфликт.
      Политическое руководство Грузии также пытается обеспечить постоянный политический диалог с Арменией на уровнях правительств, парламентов и местной администрации в целях не допустить усиления проблемных моментов.
      Весьма важное значение имеют, как уже отмечалось, также позиции и взгляды политических партий Грузии. Перед грузинским истеблишментом стоят иные приоритетные и труднорешаемые внешнеполитические проблемы, но отношения с Арменией практически постоянно обсуждаются в парламентских и партийно-политических кругах, а также в СМИ. В целом ведущие политические партии Грузии достаточно конструктивно рассматривают возможности решения возникающих вопросов с Арменией. Это касается как правых (как правило, безальтернативно ориентированных на Запад), так и левых партий. В большинстве данных партий – «Национал-демократической», «Народной», «Республиканской», «Лейбористской», «Социалистической», блока «Возрождения», «Промышленность спасет Грузию» и других накоплен немалый опыт отношений с политическими партиями и парламентариями Армении. По общему признанию, парламентские связи имеют важное значение и носят конструктивный, деловой характер. Ряд грузинских партий настроены на вовлечение армянского населения Грузии в общегрузинскую политическую и общественную жизнь. В армяно-населенных районах Южной Грузии и в Тбилиси армянское население, несмотря на некоторые категоричные оценки, голосует за правящую партию «Союз граждан», отнюдь не столь однозначно, как это принято считать. Много голосов армянских избирателей отдается двум умеренно-левым партиям – «Лейбористской» и «Социалистической», а также «Национально-демократической». Некоторое влияние на армян Грузии имеет блок «Возрождение». Благодаря деятельности умеренно-левых партий в Грузии постепенно меняется предвзятое отношение грузин к традиционной армянской партии – Армянской Революционной Федерации «Дашнакцутюн», к некоторым традиционным политическим идеям в Армении.
      Вместе с тем, в Грузии имеются партии (в основном немногочисленные), которые практически не скрывая свое резко отрицательное отношение к политике Армении, тем не менее не демонстрируют своего отношения публично. Наиболее негативную роль играют политические группировки, принадлежащие к категории «дикого», местечкового национализма и их СМИ. В выступлениях и публикациях данных групп и деятелей в отношении Армении и армян можно обнаружить высказывания, схожие с тезисами, господствующими в Германии в 30-тых годах. Однако, уже стало очевидным, что данные группы остаются маргинальными и не имеют шансов на приобретение сколь-либо серьезных позиций в политике и обществе. Следует отметить, что в грузинском обществе усиливается понимание того, что на национальной политической арене Грузии нет места политическому экстремизму, иррациональному этническому национализму или различным типам этнофобии. Консолидация грузинского общества и грузинской нации возможна вокруг идеи создания сильного, демократического государства, а не на базе этнического национализма государствообразующего народа. Такие попытки в ряде новых независимых государств неизменно приводили к подрыву самой государственности.
      Наиболее сложной проблемой в армяно-грузинских отношениях является социально-культурное и политическое положение области Джавахк-Джавахетия. В Грузии сохраняются опасения по поводу возможного развития сепаратистских идей среди армянского населения данной области. Армяне Джавахка связывают с сохранением сложившегося этнодемографического баланса возможность сохранить свою идентичность, свои права на местное самоуправление. Можно предположить, что если бы Грузия в целом находилась в более благоприятных экономических и социально-политических условиях, проблемы в Джавахке не выглядели бы столь тупиковыми и нерешаемыми. Практически нет надежд на создание рабочих мест после сокращения или полного вывода российской военной базы в Ахалкалаки. Различные намерения европейских структур решить экономические и социальные проблемы этой области воспринимаются скептически, принимая во внимание недоверие к исполнению данных программ правительством Грузии. Вызывают недоверие и местные мафиозные группы, наживающиеся на бедах и проблемах народа. Отсутствие нормального транспортного сообщения с Арменией, ограничения на поставки электроэнергии из Армении в данные районы, которые вводит местная и столичная администрации Грузии, также вызывают вполне определенные настроения. Следует отметить, что армянское население Джавахка – Джавахети никогда не представляло собой «рядовую» часть армянского народа. Армяне данной области всегда активно участвовали в армянской и имперской общественной жизни. Это нашло проявление и в их участии в карабахской войне. Вовлечение данной части армянского населения в политическую и общественную жизнь Грузии представляется проблематичным, и со стороны Грузии было бы ошибочным чинить препятствия связям данного населения с Арменией. Чем свободнее будут эти отношения, тем лояльнее будет данное армянское население грузинской государственности.
      Грузия официально (обращение Э.Шеварднадзе в ООН) объявила о намерениях развивать принципы федерализма. Это, несомненно, явится важным шагом в укреплении грузинской государственности. И хотя пока не понятны формат и уровень симметричности предполагаемой модели федерализма в Грузии, нет четких представлений о перспективах решения проблемы Абхазии и Южной Осетии, возможно, некоторые проблемы будут возникать также в грузино-населенных регионах страны, тем не менее, дело не в формальных политических схемах и моделях. Федерализм должен опираться на достаточно развитые экономические отношения и развитые элементы гражданского общества. Именно поэтому вряд ли можно ожидать в Грузии эффективного применения методов федерализма и расширения местного самоуправления в ближайшее время. (Это подтверждает политическая практика России).
      Грузия и Армения оказались в весьма сложных исторических условиях, которые во многом обусловлены сильными конкурентными геостратегиями в регионе Южного Кавказа и в соседних регионах. Пока накоплена критическая масса факторов, отрицательно влияющих на развитие и укрепление армяно-грузинских отношений. При этом, несомненно, превалируют внешние факторы. Вместе с тем, именно армяно-грузинские отношения имеют функцию предотвращения и ослабления внутрирегионального и более глобального противостояния и конфронтации региональных держав и других государств. Имеются значимые взаимные интересы в развитии коммуникационной, энергетической и общеэкономической инфраструктуры, возможно, и производственных комплексов, имеющих импортозамещающее и экспортное значение. Однако, главным преимуществом армяно-грузинских отношений является мощный пласт общих для обоих народов культурных, религиозных и нравственных ценностей. Эти аспекты не могут заменить полноценные, развитые политические отношения, но они в значительной мере компенсируют их несовершенство.
      Следует отметить, что в последнее время еще более повысился рейтинг «Социалистической» и «Лейбористской» партий Грузии и их лидеров, во многом благодаря тому, что они в условиях совершенной дикой антироссийской пропаганде властей и правых сил страны, сумели выдвинуть ряд предложений по нормализации отношений с Россией. Не будет преувеличением сказать, что в рамках «Батумского альянса» председатель «Социалистической партии» и вице-спикер Национального собрания Вахтанг Рчеулишвили практически занял место лидера, которое формально принадлежит Аслану Абашидзе – руководителю Аджарии. До подлинного лидерства в «Батумском альянсе», видимо, дело не дойдет, так как этого не допустят не только сторонники А.Абашидзе, но и другие лидеры альянса, но Вахтанг Рчеулишвили теперь может претендовать на роль лидера левоцентристской оппозиции. Лидер «Лейбористской партии» Шалва Нателашвили также приобретает возрастающую популярность и по рейтингу идет наравне с В.Рчеулишвили. Оба лидера находятся в дружественных, тесных отношениях, они обоюдно пользуются уважением в обоих партиях. Сейчас уже практически сложился альянс трех партий: «Социалистической», «Лейбористской», «Промышленность спасет Грузию», а также других небольших партий. Имея в виду, что лидер партии «Промышленность спасет Грузию» ментально не соответствует на роль общенационального лидера и не стремится к этому, Ш.Нателашвили и В.Рчеулишвили имеют практически одинаковые шансы стать лидерами этого «тройственного» альянса. В городах и сельских районах Западной Грузии, в большинстве городов Восточной Грузии, в рабочих районах Тбилиси, Рустави и Кутаиси эти три партии лидируют в части политического влияния. Этого не могут понимать американцы и уже установили («вторичным образом») связи с этими партиями. По деятельности американцев в Грузии имеется следующая информация. Бывший посол США в Грузии Филипп Римлер ушел с данного поста на «Белом коне» (с большим успехом), что отразилось на его неформальном положении в ГосДепе. Он практически стал одним из политических проектировщиков по Южному Кавказу. Однако, в последнее время американцы (вероятно, это связано с деятельностью нового посла) попытались пересмотреть свои успехи и результаты политического процесса в Грузии. Практически ни одна из политических программ США в Грузии не выполнена соответствующим образом. Ни экономические, ни военно-политические программы не привели к укреплению нынешнего правящего режима в стране. Это представляется очень важным, так как является признаком провала американской политики. К ситуации, когда США начали осуществлять программу по подготовке грузинского спецназа, у американцев нет определенных, достаточно разработанных рекомендаций по Грузии. По некоторым сведениям, в середине 2002 года в ГосДепе поступил аналитический материал, в котором содержатся рекомендации устранить Э.Шеварднадзе от власти («отказаться от услуг») и сделать ставку на «молодых реформаторов» во главе с З. Жвания. Вместе с тем, американское посольство в Грузии весьма осторожно относится к «молодым реформаторам» и предпочитает выжидать, что соответствует политической стилистике республиканской администрации в СНГ в части внутренней политики государств. Следует отметить, что пока американцы продолжают поддерживать режим Э.Шеварднадзе и принимать его предложения в части внутренней политики. Это означает, что под протеже президента подразумеваются Важа Лордкипанидзе и премьер Автандил Джорбенадзе. Последний совершенно не обладает популярностью, его практически не знает широкая общественность. Пока нет никаких оснований серьезно считать премьера претендентом на президентский пост. Это просто несерьезно, если иметь в виду присущий для Э.Шеварднадзе стиль интриг, шантажа и политических спекуляций.
      Следует отметить, что после раскола правящей партии «Союз граждан» и утраты ею парламентского большинства, в Грузии активно происходят процессы формирования нового баланса политических сил. Пока рано говорить о новой расстановке сил в Грузии. Характерно следующее. Э.Шеварднадзе не стремится активно вмешиваться в процесс формирования новых политических сил. Его заботит собственная перспектива и спокойное будущее его семьи. В связи с этим, необходимо отметить следующее. Репрессии против Э.Шеварднадзе и его семьи, учитывая традиции грузинского общества, могут возникнуть по инициативе только двух группировок – коммунистической партии и группировок «молодых реформаторов», но не со стороны З.Жвании, Михаила Саакашвили или Георгия Барамидзе (да и это сомнительно, такие нации, как грузины или армяне отходчивы). Поэтому в условиях столь высокой неопределенности, Э.Шеварднадзе предпочитает выжидать и высматривать наиболее для себя политическую группировку. Среди наиболее приемлемой – представляются правые прагматики, включающие предпринимателей, бывших аппаратчиков, представителей правоохранительных органов, ангажированных американцами и немцами. В отличие от Г.Алиева у Э.Шеварднадзе нет больших проблем с «будущим». Он более здоров, его семья морально более здорова и клан верен ему. Однако, самое важное то, что у него имеется уверенность в политическом убежище в Германии, как «разрушителю» Берлинской стены. Политические группировки «молодых реформаторов», особенно группировка Михаила Саакашвили довольно шумные, но не имеют больших шансов на политический успех в условиях отсутствия поддержки властей, к которой они привыкли в период своего сервисного существования. У них нет широкого электората.
      Вместе с тем, имеются признаки того, что грузинскому обществу, несмотря на крайние формы маргинализации присуще стремление к стабильности, нежели к деструктивности. Несомненно, ключевую роль в этом играют национальные традиции. Именно исходя из данной предпосылки, следует предположить будущую схему политического развития страны. Скорее всего стоит ожидать формирование трех практически равносильных политических «полюсов» в Грузии: лево-центристские силы умеренных левых массовых партий, при партнерстве с аджарскими властями; «правые» проамериканские, силы «молодых реформаторов», при партнерстве с маргинальными националистами и региональными группами; силы прагматиков, занимающих более независимые от американцев правоцентристские позиции. Возможны девиации. В целом же, до 2004-2005 года в Грузии произойдет полная перестановка политических сил. Возникнут новые лидеры, и «старые» лидеры выступят в новом качестве. У левоцентристов явно два лидера В.Рчеулишвили и Ш.Нателашвили, возможно, сохранит позиции А.Абашидзе. У «молодых реформаторов» также два лидера – З.Жвания и М.Саакашвили. Предстоит борьба за лидерство в лагере правых прагматиков. Большие шансы имеет Н.Бурджанидзе и лидер партии «Промышленность спасет Грузию» Г.Тохадзе. В этих условиях, в распоряжении Э.Шеварднадзе остаются небольшие группы в парламенте и в регионах. В Грузии усиливается политическая значимость парламента и снижается роль президента, хотя возможно персона Э.Шеварднадзе не дает возможности увидеть эту тенденцию. Парламент станет основной ареной формирования общенациональных политических группировок. Поэтому серьезные политические силы будут стремиться к изменению Конституции и повышению полномочий парламента.


Назад   Главная страница   Далее
 

Copyright © 2003 ArCGroup