CУЩЕСТВУЕТ ЛИ НАРОД АЗАРИ ?

Гарник Асатрян
Доктор филол. наук, профессор

    В последнее время в связи с развернувшейся в соседней республике массовой истерией по поводу разделенного якобы на две части азербайджанского народа у нас намечается бурный рост интереса к этнической истории населения этой вспублики, а также иранской провинции Азарбайджан, являющейся объектом территориальных притязаний первых. Несколько лет назад в разгар Карабахских событий, мне уже приходилось (вместе с моим покойным другом Николаем Геворгяном) писать об этой проблеме (см. Азербайджан: Принцип присвоения и иранский мир. Ереван: Гителик, 1990), но работа, выпущенная ограниченным тиражом, видимо, не дошла до широкого круга читателей, хотя отдельные ее переложения, как правило, недоброкачественные, там и сям появляются в нашей печати под разными подписями. Интерес к данной тематике, разумеется, вполне естественен и требует широкого освещения хотя бы в лимитированных рамках краткой статьи. Тем более, что территориальные претензии Азербайджана к Ирану предъявляются порою на уровне политического руководства республики (см. неоднократные заявления А. Эльчибея в бытность его президентом и по сей день).
    Кроме того, в отдельных публикациях, в связи с применением термина "азери, азерийцы" к населению бывшей советской республики, высказываются мнения о том, что, мол, следует отказаться от потребления этого термина, ибо азерийского народа вообще не существует.
    Вот обстоятельства, побудившие меня еще раз вернуться к данной теме.
    Этническая история формирования тюркоязычного населения Закавказья (т.е. азербайджанцев), в основном, хорошо известна науке. Не секрет также, что название Азербайджан, азербайджанцы в применении к известной республике и ее населению имеет весьма недавнюю историю. Переименование закавказских областей Арран и Ширван, входивших некогда в состав древней Албании (арм. Алуанк) и заселенных с 16-го века преимущественно тюркскими племенами, произошло 15 сентября 1918 года после оккупации Баку турецкими войсками под командованием Нури-паши и приглашения в город мусаватского правительства. Этим актом предполагалось объединение новообразованной республики с иранской провинцией Азарбайджан с населением, говорящим на сходных тюркских диалектах. Интересен в этом отношении ответ известного русского востоковеда академика В.В.Бартольда одному из студентов Бакинского универ- ситета после серии лекций, прочитанных им в ноябре-декабре 1924 года на восточном факультете этого университета. Вопрос студента: "Под Азербайджаном часто подразумевают персидский Азербайджан, по ту сторону Аракса, с главным городом Тебризом. Имеем ли мы право называть себя Азербайджаном в этом отношении или это есть Ширван?" Ответ академика В.В.Бартолъда: "Ширван никогда не употреблялся в том смысле, чтобы он охватывал территорию теперешней Азербайджанской республики. Ширван - это небольшая часть с главным городом Шемахой, а такие города, как Гянджа и др., никогда в состав Ширвана не входили, и если нужно было бы придумать термин для всех областей, которые объединяет сейчас Азербайджанская республика, то скорее всего можно было бы принять название Арран, но термин Азербайджан избран потому, что когда устанавливалаь Азербайджанская республика, предполагалось, что персидский и этот Азербайджан составят одно целое, так как по составу населения они имеют очень большое сходство. На этом основании было принято название Азербайджан, но, конечно, теперь, когда слово Азербайджан употребляется в двух смыслах - в качестве персидского Азербайджана и особой республики,приходится путаться и спрашивать, какой Азербайджан имеется в виду: Азербайджан персидский или этот Азербайджан" (В.В. Бартольд. Сочинения. Том 2/1, с.703).
    Об этом в свое время писал также один из лидеров Белого движения генерал А. Деникин: "Все в Азербайджанской республике было искусственным, "ненастоящим", начиная с названия, взятого взаимообразно у одной из провинций Персии. Искусственная территория, обнимавшая лезгинские закаталы, армяно-татарские Бакинскую и Елизаветопольскую губернии и русскую Мугань и объединенная турецкой политикой в качестве форпоста пантбркизма и панисламизмса на Кавказе" (Очерки русской смуты).
    Пантюркистская идея аннексии Азарбайджана (или на тюркский лад - Азербайджана - с корневым гласным -е- вместо исконного -а-) посредством присоединения его к одноименной республике на севере вдохновила и новых руководителей этой республики после установления советской власти в Закавказье. Однако эта идея получила сокрушительный удар после разгрома так называемого "Демократического движения" и республики, созданной в середине 40-ых годов в иранской провинции Азарбайджан. Попытка создания эфемерной республики в Азарбайджане на почве разжигания антиперсидских настроений среди тюркоязычного населения этой области была полностью инсценирована с благословения центральных властей в Баку тогдашним первым секретарем ЦК КП Азербайджана Мирджафаром Багировым. Этот политический акт, не имевший реальной почвы и основанный лишь на безудержных экспансионистских устремлениях и авантюризме его авторов, не получив, разумеется, поддержки народа, изначально был обречен. Но он принес много бед жителям провинции Азарбайджан и оставил кровавый след в современной истории Ирана. Своеобразный художественный отголосок этого события в советской действительности можно найти у А.И. Солженицына: "... Тогда-то в отчаянии Оленька перепросилась к дряхлому профессору-ирановеду, у него писала и диссертацию, и теперь благополучно кончила бы, если б в газете не всплыл вопрос об Иранском Азербайджане. Так как Оленька не проследила красной нитью извечное тяготение этой провинции к Азербайджану (Советскому - Г.А.) и чуждость ее Ирану (подчеркнуто мною - Г.А.), то диссертацию вернули на переделку (А.И.Солженицын. В круге первом.).
    Истинные политические цели переименования Аррана, конечно, известны в Иране: иранцы всегда усматривали в этом угрозу своим северным областям. Наличие одноименной государственной единицы к северу от Аракса иранской общественностью воспринимается чрезвычайно болезненно. Оно и по сей день является темой постоянных осуждений и яростной критики иранских авторов, в том числе выходцев из провинции Азарбайджан. Данная проблема довольно остро ставилась, например, в трудах Ахмаде Касрави-Табризи - известного ирано-азарбайджанского ученого. (Кстати, покойный Касрави отличался арменофильскими настроениями и был одним из первых в иранской действительности ученых, привлекающих в своих исследованиях армянские материалы.) Можно упомянуть и некоторых других иранских современных авторов, в том числе выходцев из провинции Азербайджан, работающих в данном направлени: Энаят-олла Реза, Джалал Шагини, Абдол-али Каранг, Йахйа Зока и др. Показательно также, что среди паниранистов и апологетов всеиранского единства в Иране заметное число составляют именно выходцы из Азарбайджана.
    Недовольство азарбайджанцев (т.е. населения иранской провинции) узурпацией своего этнонима и названия родного края, кроме политического аспекта, имеет и исторические причины. Несмотря на то, что и в подлинном Азарбайджане, и в закавказской республике Азербайджан население говорит в целом на близких тюркских диалектах, тем не менее этническое и культурно-историческое формирование этих двух народов обеих областей шло различными путями: азарбайджанцы Ирана сложились на прочном иранском субстрате, имеющем глубокие культурные традиции и исторические корни. Тюркоязычное же население Аррана формировалось с превалированием одного лишь тюркского этнического элемента, который в Иране почти не влиял на соматическое формирование азарбайджанцев: здесь имела место лишь передача пришлым народом своего языка коренной этнической популяции - явление, имеющее большое количество параллелей и в истории других народов. Мнение о том, что закавказские тюрки сложились якобы путем смешения с индигенным населением, не подкрепляется фактами; скорее всего местное кавказское население было оттеснено пришлыми тюрками в Дагестан. (Это, конечно, отнюдь не означает, что т.н. "кавказские тюрки" этнически полностью однородны. Известно, что в венах значительной части зангезурских и даже нахичеванских тюрок течет армянская кровь. Известно также участие курдов и других ираноязычных народов (талышей, татов и т.д.) в формировании населения нынешней Азербайджанской республики. Эти ассимиляционные процессы, однако, имели место довольно поздно и носили локальный характер и, следовательно, не оставили ощутимый след в этническом обмене и национальных характеристиках наших соседей).
    Вот в чем причина того, что иранские азарбайджанцы по многим этнографическим параметрам - антропологический тип, культурные традиции, духовный склад и т.д. - существенно отличаются от жителей закавказской республики Азербайджан несмотря на языковое и конфессиональное тождество. Совершенно был прав в этом отношении покойный азербайджанский академик 3ия Буниятов - известный поборник "азербайджанского единства", - признав в своем интервью после поездки в Иран газете "Баку" (21 октября 1989 г.), что "... меня очень удивило, что азербайджанцы на той стороне очень равнодушно относятся к нашей борьбе, связанной с Нагорным Карабахом. О многих вопросах они вообще не имеют понятия... Еще раз почувствовал, что единство языка - это еще не значит единство народа" (подчеркнуто мною - Г.А.).
    Итак, конкретно, что из себя представляет Азарбайджан и кто такие подлинные азарбайджанцы?
    Азарбайджан - древняя иранская область на северо-востоке Ирана (северо-западная часть Мидии). Ее название является арабизированной формой от классического новоперсидского Адарбадаган (Адарбайган), восходящего к среднеперсидскому Атурпатакан (арм. Атрпатакан). Оно относится к той категории хоронимов и, соответственно, этнонимов, которые восходят к имени предполагаемого вождя или предка-эпонима, в данном случае, - к имени одного из военачальников Александра Македонского Атропата (Атурпата), впервые в 320 г. до н.э. создавшего в этом регионе крупное независимое государство. Атурпатакан в качестве отдельной провинции впервые выступает в эпоху Сасанидов. Ею от имени монарха управляли марзпаны (сатрапы). Атурпатакан был одним из основных религиозных центров Ирана: здесь, в городе Шизе (ныне - Тахт-е Солейман) находится первый из трех главных "священных огней" страны - Атур-Гуш- насп. В отдельные исторические периоды - после арабского завоевания края (639-643 гг.) и позднее, нашествия тюрков (11-12 вв.) - область Азарбайджан объединялась с Арраном и Ширваном (территория современной Азербайджанской республики) и Арменией, что является причиной расширенного толкования понятия Азарбайджан в некоторых средневековых источниках. Тем не менее арабские неографы всегда четко различают территорию провинции и граничащие с нею на севере Арран и Армению. Они разделяют провинцию на две административные еденицы: восточную - с центром в Мараге и зарадную - с центром в Ардабиле (арм. Артавет), на протяжении долгого воемени являвшегося самым значительным населенным пунктом провинции. В более поздний период, однако, его место занимает Табриз (арм. Давреж).
    Население Азарбайджана до инфильтрации тюркских племен было исключительно ираноязычным. С середины 12 века тюрки постепенно начинают заселять Азарбайджан и прилегающие к нему с севера области Закавказья, изобилующие пастбищами для их многочисленных стад. В результате уже к началу 16 века эти области, кроме Армении, в значительной степени становятся тюркоязычными. (Наиболее значительной работой по истории, географии средневекового Азарбайджана - Атурбатакана до настоящего времени остается фундаментальный труд немецкого востоковеда Пауля Шварца. См.: P. Schwartz. Iran im Mittelalter nach den arabischen Geographen. Bd. 8. Adarbaigan. Stuttgart, 1934.) С 1502 года Азарбайджан превращается в оплот вновь образовавшегося иранского государства Сафавидов - выходцев из Ардабиля и говоривших на местном иранском наречии азари (на тюркский манер - азери) - древнем языке населения Азарбайджана, сохранившемся вплоть до 16 века и находившемся в близком родстве с прикаспийскими иранскими диалектами - талышским, татским, гилянским, мазандаран ским, заза и т.д. По преданию, основатель династии Шейх Сафи писал стихи на своем родном языке. Язык азари, или, по выражению арабского историка Масъуди, ал-азарийа, объединял, по-видимому, большое количество диалектов: как утверждает тот же автор, - 70, что, вероятнее всего, преувеличение. Повидимому этот конгломерат диалектов так и не успел превратиться в единый язык и исчез с исторической арены. В такой форме существовал и язык древних кавказских албанцев. Точно в такой системе функционирует и язык нынешних курдов - массив диалектов, довольно разрозненных и порою весьма далеких друг от друга.) Часть этих диалектов островками еще и поныне существуют в Азарбайджане. Наряду с косвенными историческими данными о существовании языка азари, сохранились также прямые текстовые свидетельства в виде отдельных вкраплений (цитаций) и больше десятка стихотворных отрывков, приписываемых тому же Шейху Сафи - родоначальнику Сафавидов. Указанные материалы, хоть и отрывочные, но весьма ценные, вкупе с данными исторической диалектологии позволяют в точности определить место этого исчезнувшего иранского языка в контексте окружающих его близкородственных языков (см.: Г.Асатрян. Заметки об азари - исчезнувшем языке Азарбайджана. - К освещению проблем истории и культуры Кавказской Албании и восточных провинций Армении. Ереван, 1991). Народ, который говорил на этом языке, также назывался азари - термин, являющийся прилагательным с суффиксом -и от азар - усеченной формы от названия провинции - Азарбайджан. Это слово, в конечном счете, можно перевести как "азарбайджанец, азарбайджанский". Оно употребляется и для обозначения тюркских диалектов этого края, а также, вследствие близости к ним диалектов, распространенных на смежных территориях севернее Аракса, - и в отношении этих наречий. Однако в качестве этнонима для населения бывшей советской республики, термин азари (или - азери) раньше не применялся. Такое словоупотребление только недавно вошло в обиход, в том числе и в нашей печати.
    Так вот, можно ли теперь говорить о существовании народа азари? Мне кажется, ответ должен быть положительным. Ибо демографическая картина провинции Азарбайджан в Иране даже после нашествия тюрков не потерпела существенного изменения: население осталось на месте, произошла лишь замена языка. Большинство путешественников 10-14 в. (Насер Хосроу, Марко Поло, Ибн Баттута) выделяют в рассматриваемой области в основном иранский этнический элемент. Сплошной переход к тюркской речи приобрел массовый характер после 15 века. Таким образом, тюркоязычные обитатели северного Ирана - чистокровные иранцы, в отличие от кавказских "азербайджанцев", являющихся натуральными тюрками.
    Означает ли сказанное, что Ирану полностью гарантирована лояльность тюркоязычного населения северных областей ? И что пантюркисты - будь то турецкие или закавказские не имеют здесь своих последователей ? Разумеется, нет. Ибо генетические корни, конфессиональная общность, общая история и культурные традиции никогда не были достаточным основанием для политической ориентации того или иного народа. В данном случае даже наличие, как я уже сказал, мощного пантюркистского направления среди наиболее прогрессивной и здравомыслящей части азарбайджанской интеллигенции не является показателем. Турки, а теперь и их собратья в Закавказье, прилагают огромные усилия для распространения пантюркистских идей в Азарбайджане. Турецкие власти в течении долгих лет заманиваюи тюркоязычную молодеж Ирана, на льготных условиях принимают их в учебные заведения, стараясь создать тем самым интеллектуальную базу для развертавания в дальнейшем предполагаемых конкретных действий, направленных на присоединение "двух частей" Азербайджана. В результате ныне в этом регионе сложился значительный слой сеператистски настроенной интеллигенции, которая одновременно выступает и носителем антиармянских настроений. Кроме того, после Исламской революции в силу широкой эмиграции из страны недовольных режимом иранцев на Западе, наряду с иранскими центрами, образовалось немалое число так называемых азербайджанских обществ, которые, будучи первоначально сугубо земляческими организациями, находившимися в оппозиции к офоциальным властям Ирана, со временем приобрели "национальный" характер, став в большинстве своем центрами пантюркистской пропаганды в Европе. Этому способствовали энергичные действия бакинских эмиссаров и - в значительной степени - турецких спецслужб.
    Словом, как бы то ни было, азарийцы - иранцы по крови, генетически и культурно не имеющие ничего общего с тюркской этнической идеей, при умелой работе пантюркистов потенциально уже во второй раз в этом столетии могут стать жертвой иностранного политического заговора, угрожающего политической целостности Ирана. Но, тем не менее, вероятность того, что стойкость древнего народа, его тысячелетние иранские национальные корни не подчинятся тюркскому наследию, достаточно велика. Азарбайджан - колыбель иранской цивилизации - неотъемлемая часть Ирана, и можно надеяться, никогда не будет отчуждена от него.

Copyright © 2001 by ArcGroup Ltd.