ЦЕРКВИ

  Церковь Газанчецоц
  Церковь Агулецоц
  Церковь Мегрецоц
  Кусац ванк
  Канач жам
  Греко-русская церковь
  Верхняя и нижнаяя мечети


    Для застройки и градостроительного развития Шуши переломным явился 1805 г. , когда Карабах добровольно принял русское господство, которое и было навечно зафиксировано русско-персидским мирным договором 1813 г. в карабахском местечке Гюлистан.
    Наконец, нельзя отрицать того, что население края, доведенное в феодально-ханский период до крайнего разорения и нищеты, было радо ликвидации в 1822г. ханства и введению русского управления. Во всяком случае, с этого времени в Карабахе прекратились междоусобные войны и набеги и установилось спокойствие. Постепенно жизнь вошла в нормальную колею, стали возвращаться в родные очаги беженцы, свободно стали приходить торговые караваны, строиться церкви, открываться школы, клубы, издаваться книги, газеты. В Шуши утверждается патриаршество Арцахской епархии Армянской апостольской церкви.
    С 1847 г. получив статус города и. находясь в стратегически важном месте центрального Закавказья, Шуши усиленно рос и к 60-м годам прошлого века превратился в один из значительных городов всего Закавказья.
    В условиях благоприятной социально-экономической и политической жизни, Шуши интенсивно застраивался по собственному генеральному плану. Только в XIX в. здесь были осуществлены три генеральных проекта, благодаря которым разрезанное плато, со сложным рельефом, покрылось сетью улиц, пересекающихся с севера на юг и с востока на запад. Из книги "Путешествие в Армению "Месропа Тахиадяна, посетившего Шуши в 1820-х годах, узнаем, что там на месте деревянных церквей были построены прекрасные архитектурные комплексы из камня, двух и трехэтажные светлые особняки, постоялые дворы, многочисленные магазины, общественные и культурно-просветительские центры.
    В 1837 г. был составлен второй генплан, который в связи с непредвиденными темпами развития уже в 1853 г. был пересмотрен и скорректирован. Создание систем оборонительных сооружений сочеталось с высоким ростом гражданского строительства. Следующий этап развития города связан со строительством железной дороги Тифлис-Баку (1883 г.) и, в особенности станции Евлах, через которую Шуши сообщалось с промышленными центрами страны. Немаловажную роль сыграло также проложение там шоссейных дорог, в том числе и из Аскерааа, Амараса (в 1820-х годах) и Гориса (в 1870-х годах). Уже к концу прошлого века Шуши стал одним из деловых и культурных городов Закавказья. Здесь насчитывалось 10 учебных заведений, 485 магазинов, 5 типографий, театры, больница, 2 библиотеки, действовали многочисленные мастерские, мельницы, гостиницы, постоялые дворы.
    Все гражданские и общественные здания, церкви были построены согласно традициям армянской архитектуры, многое было из тех соседних селений, откуда В Шуши мигрировали зодчие И мастера по камню. В тушинских сооружениях национальный колорит проявляется четко и убедительно. В результате интенсивной застройки в XIX в. прежнее ханское логово стало культурным и административным центром края, приумножая многовековую армянскую архитектурную традицию. Словом, XIX в. был блестящим периодом в становлении города.
    Разделение города на кварталы, по всей видимости, было условным. Из армянских крупных кварталов наиболее высоко расположенный назывался Гявур хала (крепость неверного). Далее, слева от него, следовал квартал Ереванян дрнер (ереванские ворота). Северо-заподная часть города, свисающая над ущельем Айкадзор, именовалась Верив, или Каму ахаци (верхний, или ветряных мельниц). Ниже, к кладбищу, располагались кварталы Гумлуг» и Меликенц, а с юго-востока - Хин ангстарани (древнее кладбище). Примечательны своим месторасположением кварталы Баганц огери-таг, Джрабертоц, Мегрецоц, Дараэнерян дзор, Мичин-таг, Неркин-таг и Агулецоц-таг, где находился собор Агулеяоц. Однако украшением Шуши был центральный квартал Казанчецоц, окруженный вышеназванными, а с востока - Туркац(азербайджанский) кварталом.
    Центральный квартал пересекали три большие мощеные улицы. На Театральной улице находило армянский театр Хакдамиряица, на улице Агулецоц были церкви Агулецоц и Казанчецоц, а на улице Почти (почтовой) - почта, телеграф и банк. Кроме этого, в центральном квартале находилось более 400 жилых домов, сотни магазинов, мастерских ремесленников, в также множество производственных и общественных зданий. Армянская часть города характеризуется регулярной планировкой и взаимопсрпендикулярной сетью улиц. Ко второй половине XIX в. как это видно из третьего генерального плана, составленного в 1853 г., в западной части города уже образовалось несколько площадей, окруженных монументальными сооружениями, Среди которых выделялись пять купольных церквей.
    Четвертый генеральный план Шуши был составлен в 1912 г. архитектором города Арменаком Кондахсазяном. Однако претворению era в жизнь помешала Первая мировая воина и спровоцированные турками-азербайджанцами в Карабахе межнациональные столкновения.
    Теперь перейдем к краткому описанию монументальных памятников Шуши.
ЦЕРКОВЬ ГАЗАНЧЕЦОЦ

    Страшным испытаниям подвергся самый величественный памятник Шуши - Кафедральный собор Казанчецоц: в 1940-е годы он был использован в качестве зернохранилища, в 1950-е говы разрушили его шатер и разобрали чистотесанные камни крыши, а также верхние части боковых стен. Церковь настолько разлюбили и растащили, что из его камней в азербайджанском квартале построили несколько престижных зданий. Но и на этом нв успокоились. Барельефы на стенах храма, надгробные плиты с богатым убранством и крест колокольни превратили в тир, в мишень для ружейной пальбы. А в конце 1960-х годов здесь появились тракторы и бульдозеры из районной сельхозтехники. В связи с многочисленными протестами, это очередное святотатство - "гараж", ликвидировали, и церковь вновь была брошена на призвол судьбы. В 1970-е годы варварство пошло до кульминационной точки. У оснований массивных колонн, поддерживающих свод, подожгли автомобильные шины, заложили взрывчатку, на стенах вывели свои "благочестивые имена", стерли барельефы и эпиграфические надписи - одним словом, храм впал в такое состояние, будто подвергся бомбардировке. Ясно чувствовалось, что умышленно разрушают громадное архитектурное сооружение. Но. к чести безымянных мастеров Казанчецоц, церковь выстояла благодаря своей грандиозности и мощи. Под давлением протестов и жалоб трудящихся, в 1980-х годах были начаты восстановительные работы собора.
    Когда реставраторы приступили к восстановлению шатра храма, бакинские "специалисты" всячески препятствовали и не допускали в прежнем виде восстановить памятник. Это не давало покоя "серым волкам", потому что храм стал бы главной доминантой всего города. По свидетельству опытного реставратора В. Бабаяна, сам министр культуры Азерб. ССР цинично заявил: "Если там появится шатер, я веру свою поменяю". Не знаем, сдержал ли уважаемый министр свое слово, но 17-метровый шатер с крестам - воодружен. И Кафедральный собор Казанчецоц вновь в своем величии и красоте и властвует не только над городом Шуши. но и над обширной долиной Каркар.
    Одно из самых внушительных культовых сооружений Армении, является прекрасным воплощением строительного гения армянского народа и как нельзя лучше указывает, насколько была жнва сила армянского строительного искусства в XIX в.. Расположенная в самом центре города, она возвышается на фоне зеленых холмов и властвует не только над всем плато, яо и над обширной долиной Каркар. Величавый купол храма опирается на четыре огромных пилона. Церковь представляет собой центральнокупольную залу (размеры: 34,7х27х42м) с многогранными апсидами на каждом фасаде. Имеет три одинаковых входа: с запада, юга и севера. Внешние формы эффектны, в частности выделяется орнаментальное убранство порталов и оконных проемов.
    В верхней части южного портала помещена строительная надпись: "Благодатью и милостью всемогущего Бога построен чудотворный святой собор на средства и пожертвования прихожан церкви Аменапркич Казанчецоц города Шуши, строительство которой начато в 1868 г. при царствовании всемогущего самодержца императора всея Руси Александра П и при патриаршестве Геворга IV, завершено в 1887 г. во время коронования сына его Величества благословенного императора Александра III и при католикосе Маркере I, 20 сентября 1888 г. ".
Ghazanchetsosts church
Шуши. Так выглядел Кафедральный собор Казанчецоц (Фото 1916 года.)
    Церковь Казанчецоц имеет определенную общность с Кафедральным собором Эчмиадзина. На его стенах множество эпиграфических надписей, в одной из которых узнаем, что зодчим его был Симеон Тер-Акопянц. В соборе хранились древние рукописи и позолоченные мощехранительницы. Недалеко от Сурб Аменапркича находится колокольня церкви (1858г.).

ЦЕРКОВЬ АГУЛЕЦОЦ.

АГУЛЕЦОЦ
Шуши. Фрагмент ограды соборной церкви Агулецоц.
    До построения церкви Казанчецоц это храм был самым большим в городе и поэтому назывался соборным. Стоял на многоступенчатом цоколе и представлял собой прямоугольную изнутри и крестообразную снаружи центральнокупольную залу. По обеим сторонам алтаря были помещены двухэтажные приделы, входы в которые открывались с алтаря. На двускатной крыше церкви возвышались три ротонды-колокольни. Историк Макар Бархударянц сообщает, что Сурб Аствацацин Агулецоц имел собственное поместье и 27 магазинов. Одновременно, как значительный архитектурный памятник, она во многом способствовала формированию центра города. Впоследствии вблизи церкви Агулецоц были построены храм Казанчецоц, театр Хандамиряна, трехэтажное здание городского клуба, городской парк, ряд красивых зданий торгового и учебного назначения. А саму церковь Агулецоц (размеры 28.9х17.5м.), судя по ее строительной надписи "построили благородные князья и родные сыновья... Тер-Матевосяи-Тарумянца на собственные средства... в лето господское 1822". Церковь (размеры 28.9х17.5м.) имела три входа: при двух, южной и северной, были устроены притворы. На крыше были две колокольни над западным и восточными щипцами. Таким образом, собор стал местом больших представительных и общественных собраний, культовым и общественно-торговым центром. В 1960-х годах азербайджанцы до основания разрушили базилику Агулецоц и на его месте построили здание школы.
    Впоследствии вблизи церкви Агулецоц были построены храм Казанчецоц, театр Хандамиряна, трехэтажное здание городского клуба, городской парк, ряд красивых зданий торгового и учебного назначения. А саму церковь Агулецоц (размеры 28.9х17.5м.), судя по ее строительной надписи "построили благородные князья и родные сыновья... Тер-Матевосяи-Тарумянца на собственные средства... в лето господское 1822". Церковь (размеры 28.9х17.5м.) имела три входа: при двух, южной и северной, были устроены притворы. На крыше были две колокольни над западным и восточными щипцами. Таким образом, собор стал местом больших представительных и общественных собраний, культовым и общественно-торговым центром. В 1960-х годах азербайджанцы до основания разрушили базилику Агулецоц и на его месте построили здание школы.

ЦЕРКОВЬ МЕГРЕЦОЦ

    Достопримечательным памятником является и церковь Мегрецоц, построенная по тем же принципам, что и собор Агулецоц. В строительной надписи она называется Сурб Аменапркнч, построена на средства Махтеси Ахумянца в 1838 г. Молельня представляла собой прямоугольную залу с вытянутыми пропорциями, а центральную часть двускатной крыши венчала небольшая ротонда-колокольня. Впоследствии этот архитектурный комплекс был перестроен в летний кинотеатр. От церкви полностью сохранилась лишь восточная стена с большой и малой апсидами, а остальные массивные стены с трудностью были снесены.
Тимпан
Шуши. От церкви Мегрецоц остались лишь тимпан, который находится в Степанакертском краеведческом музее.


КУСАЦ ВАНК

    Именуется еще Анапатом (т. е. пустыня), был самым древним культовым сооружением города. Основанная в 1816 г. при содействии благочестивой девицы Рипсиме, церковь представляла собой прямоугольную залу, построенную из отесанных блоков известняка белого цвета. Стены изнутри были покрыты фресками. К южному фасаду примыкала трехэтажная колокольня, благодаря которой, значительно возвышаясь над окружающими домами, Кусанац ванк оставлял неизгладимое впечатление. Монастырь имел ряд подсобных помещений, гостиную - вернатун. А во дворе его хранилась пушка, отлитая в Турине в 1813 г. В 1926 г. армянские добровольцы под предводительством архиепископа Хорена именно этим орудием защищали ущелье Хонут. В последний раз пушка была использована армянскими ополченцами в 1905 г. во время резни шушинских армян. Монастырский комплекс Кусанац ванк (кусанац - девичья) завершается двухэтажным жилым зданием для девиц. Здесь были уютные комнаты с балконами, а также погреба,, кухня и трапезная. Монастырь славился своими тремя садами, где росли цветы, выращивались плодовые деревья, бахчевые культуры. Там были проложены красивые аллеи. Впоследствии в этих аллеях были установлены богато орнаментированные, с лаконичными трогательными эпитафиями надгробья девственниц Кусанац ванка. И все это также было безжалостно снесено бульдозером в 1960-1970 гг.

КАНАЧ ЖАМ

Канач Жам
Церковь Канач Жам.
    Среди памятников Шуши определенный интерес представляет Канач жам, называемый также Сурб Ованнеса Мкртича. Но еще больше он известен как церковь Карабахцоц, поскольку построена была выходцами из карабахских селении. Название Канач жам (зеленая церковь) связано с куполом, раскрашенным в зеленый цвет. Это красивая, хорошо сохранившаяся церковь расположена на высокой местности - в западном амфитеатре, откуда открывается панорама всего города. Согласно строительной надписи, здание было сооружено в 1847 г. Церковь имеет крестообразный план. Вместе с примыкающей к ней с запада колокольней, храм отличается своеобразным внут ренним убранством, благодаря чему этот памятник обособляется среди аналогичных архитектурных сооружений. В архитектуре Канач жама привлекают внимание сомкнутые, некоторые нехарактерные для армянской церкви архитектурные детали, которые в известной мере обогатили сооружение. Благодаря стройно вытянутым куполу и колокольне, Канач жам хорошо виден почти из всех кварталов города. В последние годы азербайджанского режима церковь была превращена в галерею минеральных вод. На алтаре находилась железная цистерна и часто выливающаяся из цистерны вода попадала на приделы и разрушала стены.
    После освобождения Шуши церковь была возвращена своим хозяевам. Там проводились реставрационные работы и в мае 1995 Г. в присутствии новоизбранного Католикоса всех армян Гарегина I состоялось богослужение.



ГРЕКО-РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ

    В северной части Шуши, в непосредственной близости от крепостных стен, в одном из армянских кварталов Гумлуг, с 1830 г. по 1970 г. сохранялась в хорошем состоянии Греко-русская церковь (так именуется она в архивных документах). Согласно составленному 25 ноября 1940 г. плану-чертежу церкви и пояснениям штабс-капитана Глвдышева, церковь именовалась также "святого Великомученика и Победоносца Георгия".
    Храм представлял трехнефную базилику, с внутренними размерами 28х9, 3х9 м. Двускатная, точнее, конвертообразная крыша опиралась как на грубоотесанные фасады, так и на 12 двухрядных, круглых, деревянных колонн молельного зала. Церковь имела два арочных входа: один с юга, другой - с запада, 8 больших окон с подчеркнутыми бровками. Алтарь храма просторный, в плане прямоугольный.
    В западной части крыши возвышалась довольно высокая колокольня, имевшая типичную.для русских классических. звонниц покрытие. Лестница к колокольне шла с юго-западного угла молельного зала. Как на колокольне, так и в восточной части крыши были шары.
    На сохранившемся фотоснимке ясно видно, что позже (дата не известна) церковь перестраивалась, особенно колокольня. Старая колокольня была невыразительна и несозвучна с общим зданием церкви, поэтому ее снесли и взамен на главном выходе, в западной части храма построили колокольню совершенно в новом стиле, наподобие звонницы Шушинского армянского монастыря Кусанац ванк.
    Перестройка в значительной степени была удачна и в архитектурном отношении придавала комплексу особую прелесть, играя доминирующую роль В находящейся в этой части города как для парка, так и площади.
    Однако в годы Советской власти азербайджанским правителям не давало покоя существование этой церкви. Некоторое время ее использовали как склад зерна, а затем превратили в хлев. А в начале 1970-х годов церковь до основания разрушили и на ее месте построили дом культуры. Во дворе храма, где были могилы известных русских людей, и сохранились многие надгробья, построили здание райкома партии и до последнего времени азеры восторгались, что на святом месте проповедуют идеи марксизма-ленинизма.



ВЕРХНЯЯ И НИЖНЯЯ МЕЧЕТИ

    В период Шуминского ханства (1756-1822 гг.) и, в особенности во второй половине XIX в., в Нагорном Карабахе и только в городе Шущи был построен ряд мусульманских культовых и других зданий. В 1883 г. по проекту архитектора Ксрбалу Сефи-хана в Шуши была построена мечеть. Мечеть Большая или Верхняя - довольно просторное и светлое здание, размерами 26,5х21,5 м. По южной и северной сторонам его восточного фасада возвышаются два минарета. Их цилиндрические объемы облицованы кирпичом и расчленены выпуклыми тягами на три украшенных цветными орнаментами яруса. В 1874-1875 гг. по проекту Кербалу Сефи-хана на средства шушинского помещика Гевхар Аги была построена Нижняя мечеть. Как Верхняя, так и Нижняя мечети имеют почти одинаковое архитектурно-планировочное решение - они двухъярусные, имеют почти одинаковые размеры, парные минареты и трехарочные залы.
    Начиная с конца 1920 года из Арцах-Карабаха и других армянонаселенных районов Азербайджана ежегодно методично и планомерно мобилизовывали тысячи молодых армян и направляли на постоянную работу на промышленные предприятия и в строительные организации Баку и других городов Азербайджана. Впоследствии, особенно в 1940-1960гг. на учебу в ФЗО (фабрично-заводское обучение) сгоняли не только юношей из арцахскик сел, но ч девушек. Инструкция на это была спущена сверху. Баку грозил своим местным эмиссарам, что план вербовки армян из Нагорного Карабаха является весьма важным правительственным заказом и его надлежит беспрекословно выполнять. Надо было построить Баку, Сумгаит, Мингечаур, Кировабза. Сотни тысяч армян стали жертвой этого ужасного переселения, в результате которого опустели многие деревни Арцаха. Люди шли строить, чтобы по окончании строительства огнем и мечом быть изгнанными из возведенных ими же городов. Не будь в Баку зданий, построенных армянами, он стал бы, скорее всего городом с "нахалстроем" и серыми микрорайонами. То же самое можно сказать о Гандзаке (Гянаже), Сумгаите, Мингечауре и других городах Азербайджана.
    Таким образом, из Арцах-Кaрабаха выводилась мобильная рабочая сила, а возникший в связи с этим вакуум заполнялся переселенными сюда азербайджанцами- скотоводами. Словом, заговор Баку преследовал три цепи-выжить армян из Арцаха. заселить азербайджанцами и успешно претворять в жизнь программу строительства городов Азербайджана. Результат коварной политики более чем ощутим. Если в послевоенный период за 40 лег число армян НКАО сократилось на 18%, то число азербайджанцев увеличилось более чем в 3,5 раза. Хочется привести еще один красноречивый пример. Если в 1912 году из общего числа (42.400 человек) населения Шуши, армяне составляли 67,2%, то по данным переписи 1989 г. в городе не оставалось ни одного армянина. Такой результат антиармянской политики Азербайджана - наглядный образчик лотки мышления азеров-"интернационапистов", тактика оригинального метода "утверждения национального согласия между мусульманами и армянами". Таков главный итог "широкой автономии Нагорного Карабаха в составе Азербайджана".
    Не зря Гейдар Алиев в парламенте Азербайджана (7 февраля, 1991г.) с циничным бахвальством объявил, что за годы его правления программа азербайджанизации армянской области осуществлялась гораздо успешнее. ("Советакан Карабах", 13 февраля, 1991, Ш.Мкртчян, Арцах, Ер., 1991. стр 74-75).
    В этих сооружениях "нового типа" мусульманской архитектуры удачно применены также классические формы армянского строительного искусства, причем эти заимствования так очевидны, что, если бы не минареты, то трудно было бы определить функциональное значение сооружения. Оно больше всего оставляет впечатление армянского притвора. Примечательно, что первые архитекторы мусульмане, в том числе и тушинский зодчий Сефи хан, в своем творчестве исходили из принципов и художественных приемов армянской архитектуры. Чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы раз увидеть трехарочный зал Хтудрэ (VI в.), или трсхарочные притворы монастыря Сурб Акопаванка, Котик анапата. Чарекванка (XII-XIII вв.), трехарочный зал Иджеванатуна (XVI в.) у дороги в Гадрут, парадный портал Степанакертского гостеатра (XX в.), тогда станет очевидным, что как эти перечисленные сооружения, так и трехарочные портики мечети Шуши имеют один общий стиль.
    Между прочим, сходство отнюдь не локального характера, как полагают некоторые авторы. Архитектура жилых домов мусульманского квартала Шуши, как и весь облик застройки "Турканц тага", не имели принципиальных отличий от архитектуры армянской части города. По всему городу, как справедливо заметил архитектор М. Саркисян, наблюдались единые объемно-планировочные и декоративные решения зданий. Столь явную закономерность отмечали все исследователи города Шуши. И не только они, поскольку объясняется это очень просто.
    Общеизвестно, что до последнего времени татары-азербайджанцы не овладели еще собственным архитектурно-строительным опытом, т. е не умели даже ставить камня на камне, и поэтому заказывали себе жилые и общественные постройки армянскнм мастерам, которые были монопольными строителями во всем Азербайджане. Привожу конкретные цифры из официального документа. Еще в конце 30-х годов председатель облисполкома НКАО Каркарян сетовал, что "правительство из года в год сокращает финансирование на капитальное строительство и, не находя на месте работу, из области массово уходят строители4. По расчету нархозучета, в городах и районах Аэерб, ССР работают свыше 52 тысяч карабахских строителей армян" (см. Облархив, ф.2, оп, 15, д.101, л.75).
    Вот почему появились здания мусульманского культа с характерными чертами архитектуры армянских жилых домов и монументальных памятников. И сегодня нетрудно наблюдать множество аналогов не только в соседних к Нагорному Карабаху азербайджанских районах, но и по всему Азербайджану, "где сохранились многие образцы первых мечетей, н жилых домов переходивших на оседлость татар.
    Даже их культовые здания неискушенному взгляду напоминают армянские однонефные церкви, но только с другой ориентацией и без абсид. Они возведены с использованием той же строительной техники, теми же архитектурными конструкциями и деталями. Подобное массовое перенятие форм декора армянской архитектуры кочевниками-скотоводами, наблюдалось вплоть до советской власти и даже позднее" (см. М. Саркисян, Из истории градостроительства Шуши, Ер., 1996, с.26-27., Вартанвсов А. С., Очерк жилищ и строительных кадров Нагорного Карабаха, Труды Азерб. филиала АН СССР, т. 25, Историческая серия, Б, 1936, с.117-118).

Содержание
Домой

© 2001 ArCGroup