ШУШИ  -  ГОРОД  ТРАГИЧЕСКОЙ  СУДЬБЫ

  Почти в центре НКР, недалеко от ее столицы Степанакерта, находится Шуши.
  В средневековой истории Армении упоминается неприступная крепость Шуши.
  Как единогласно утверждают письменные и архивные источники, Панах Али...
  О перестройках Шуши за 1750-1752 гг. ценные сведения имеются в рукописи "История края Арцах"
  Иследователи единогласно утверждают, что после укрепления крепостных стен...
  В течение всего XVIII в. армяне Карабаха продолжали вести интенсивные переговоры с русским двором
  Некоторые указы грамоты и обращения.
  Конец XVIII и начало XIX вв. вновь стали для Шуши временем тяжких испытаний
  Для застройки и градостроительного развития Шуши переломным явился 1805 г
  Для исследователей общей истории Шуши большой интерес представляют открытки и фотографии
  Трудно найти другой такой город, который сыграл бы в жизни народа, более роковую роль, как Шуши.
  До сих пор среди пожилых шушинцев бытует следующее предание.
  Что же последовало дальше? А произошло то, что в Закавказье также установилась Советская власть.
  В 1930г. Армению и Нагорный Карабах посетил талантливый русский поэт Осип Мандельштам.
  В последние годы курортный город Шуши был превращен в огневую точку
  Самая блестящая, а точнее, золотая страница новейшей истории Шуши была вписана 9 мая 1992 г.
  Шушинские дороги и загадка "Лачинского коридора"

    Почти в центре Нагорно-Карабахской Республики (НКР), недалеко от ее столицы Степанакерта, находится Шуши 1 - бывший административный центр Арцах-Карабаха. Подобно гнезду аиста, откуда вся окружающая местность видна как на ладони, Шуши гордо восседает на плато, расположенном на вершине крутой горы. Внизу, к северу и югу, раскинулись поля и сады, а по окаймляющему город с юго-востока ущелью журчит горная река Каркар.

Название Шуши произошло от слова Шош. На местном карабахском диалекте молодое, стройное дерево именовалось Шоши цар (дерево шоши). множественное число которого - шошот. Как указывают источники, в древности территория города-крепости и вся его окрестность были покрыты лесами. На первоначальном этапе человек столкнулся здесь со сплошными лесными массивами. Вспомним также, что аналогичное мнение об Арцахе а свое время выразили Страбон, персидские и арабские путешественники, а также средневековые армянские авторы. И сегодня нетрудно на многочисленных примерах показать, что названия десятков поселений края связаны с характером местности, его растительным покровом. Приведем лишь некоторые из них: Гюне, Хузе калер, Кахнот. родник Пехи (бохи). Караглух, Канач тала. Ехиаох. Хункутала, Циакаок, Цахкадзор, Каваан. Ттот, Карин так, Карахбюр, Сарушен, Мошхмат и т.д.
    Плато, на котором расположен город, имеет довольно изрезанный рельеф и занимает территорию 350 га. С наивысшей юго-западной точки (1600 м) оно довольно плавно переходит в самую низменную северо-восточную часть (1300 м), где круто обрывается, как бы повисну в в воздухе над ущельем Хунот. Западная его часть имеет вид огромного амфитеатра, возвышающегося над восточной равниной. Почти по центру плато протягивается цепь невысоких, понижающихся к востоку холмов. К этому можно добавить и то, что воздух Шуши целительный, климат мягкий и благодаря нежной, безвредной влажности и негустым туманам, - как заметила известная писательница Мариетта Шагининян, - напоминает скорее морской, чем континентальный. Поэтому естественно, что географическое положение Шуши в значительной степени повлияло на характер его застройки и придало городу живописный вид.
    Между прочим, Шуши отличался не только своим стратегическим значением, но немаловажно и то, что он являлся также политическим и культурным центром Карабаха. Именно здесь, в Шуши, сформировалась общественно-политическая мысль Карабаха, научно-культурная элита армян.
    Еще в далеком прошлом один из полководцев заметил, что тот, кто овладеет Шуши, тот н будет властвовать над всем Карабахом. В наши дни ни для кого не секрет, что владеть Карабахом, значит теоретически оказывать влияние на все Закавказье, я не только на Закавказье. Быть может поэтому этот "крепкий орешек" интересует многих.
    В средневековой истории Армении неоднократно, как редкий дар природы, упоминается неприступная крепость Шуши. Она была орлиным гнездом арцахских князей - Сахла Смбатяна (IX в.), Хасана Джалаляна (XIII в.), мелика Шахназаряна и полководца Авана (XVII-XVIIIвв.).
    В документах, источниках и надписях Шушинское плато именуется Керн, Шош, Карен глух, Схнах Шоши. Старинные памятники (пещерные жилища, остатки крепостной стены, дворец мелика Варанды, хачкары, капители, надгробья с армянскими надписями) относятся к IХ-ХVII вв.
Khachkars
Хачкары (XI-XII в.в.) Найдены в северной части Шушинского плато
На территории современного города до последнего времени сохранялась древняя святыня Каму хач, которая на протяжении многих веков была местом паломничества для жителей многих близлежащих армянских поселений. В северных подступах Шушинского плато просматриваются следы обширного поселения Зарист. О нем находим упоминание на старинных картах Армении (IV в.), а также в строительной надписи главной церкви Гтчаванка (XIII в.).
    В начале XVIII в. тюрко язычные мусульмане Кавказа но подстрекательству турок часто нападали на Армению, убивали жителей и грабили их имущество.Чтобы суметь противостоять этим злым силам, в Арцах-Карабахе были созданы собрания по самообороне, которые вошли в историю как схнахнер, что означает укрепление, пристанище, вообще укрепленное место. В русских источниках слово схнах часто употребляется как армянское собрание. Одним из этих схнахов, т. е. крепостей-укреплений, был Шуши. Исследователи, особенно академик Ашот Иоаннисян, который издал сборник документов "Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века" полагают, что сохранившиеся ныне "фундаменты крепостных сооружений Шуши были заложены сотником Аваном в 1724 г., если не раньше". То, что Шуши действительно упоминается значительно раньше XVIII в., свидетельствует памятная запись на странице 264 рукописи №4375 Матенадарана: "В районе Пос провинции Варанда, в деревне, что называется Шушо, при покровительстве Сурб Степаноса... В лето 1024 (1575 г.)".
    В Архиве внешней политики России хранятся письма, петиции и другие документы армянских меликов и военачальников Карабаха, написанные в 1724-26 гг. в схнахе Шош или Шошва-берде. Для подтверждения сказанного приведем только те отрывки из этих подлинников, которые относятся к схнаху Шош, т. е. Шуши. "Обширный доклад о событиях в Карабахе 18 июня 1724 г." был написан в новостроенном схнахе Караглуха (АВПР Ф.100, 1739, д.2, л.59 и об. подлинник). Пятого января того же года "... мы, главы схнаха Шоши, я, Аван гозбаши и я. Мирза юзбаши и все большие и малые схнаха... " (там же, л. 4В и об. подлинник). А вот 15 ноября 1726 г. юзбаши Аван докладывает командиру русских войск, что османы "со своей армией напали из Шоши - крепость Авана юзбаши и Огана юзбаши. Захватили половину скалы, но больше пройти не смогли" (там же, л. 43 и об. подлинник).
    Как известно, благодаря активной деятельности Исраела Ори, меликов, сотников и передовых священников в начале XVIII в. самооборона армян Карабаха вылилась в широкое национально-освободительное движение, конечной целью которого было сбросить персидское и турецкое иго при помощи России и приобрести для всего народа политическую независимость.
Hunot gorge & Khachintap
Ущелье Гюнот с востока, на правой стороне Шушинское, а в левой - Хачинтапское плато.
    Воодушевившись благосклонным отношением Петра I, освободительные силы Карабаха взяли на себя всю тяжесть сопротивления. В короткое время край стал колыбелью национально-политического самосознания, друг за другом стали создаваться укрепленные военные лагеря-схнахи.
    И один из таких схнахов, как явствует из вышеуказанных документов, в 1719-1724 гг. был построен на месте нынешнего Шуши сотником Аваном. Об основании и застройке схнаха Шуши отмечено также в письме русского генерала Матюшкина от 19 декабря 1726 г. , направленном русскому двору. Он пишет, что "сотник Аван, внимая просьбам населения Карабаха, своими людьми числом в 10 тысяч не идет в Гилан. Он остается в схнахе и строит крепость" (Абрамян А Г., "Страница из истории народов Закавказья и армяно-русских сношений", Ереван, 1353. с. 121).

    Другой известный деятель того времени - Иван Карапет в своем докладе о положении Гандзака, Карабаха и Грузии (в начале февраля 1724г.), также сообщает о шушинском схнахе и его владыках - армянских медиках и сотниках (Армяно-русские сношения, т.2, ч.2, с.63). О шушинской крепости интересные сведения сообщают грузинские источники. В "Описании стран, граничащих с Грузией и Кахетией", составленном в 1789 г. Ираклием, в разделе, посвященном армянским княжествам Карабаха, в частности, говорится: "Здесь в схнахе Шоши была старинная крепость, которую впоследствии завоевал самозванец, джеваншир Панах-хан" (Цагарели А. А., Грамота и другие исторические документы XVII столетия, относящиеся к Грузии. Спб. 1891, с. 434-435).
    В документах вышеуказанного сборника каменистое плато именуется Шушинской калой, или Каром (от арм. кар - камень) в значении крепости. От первоначального кара-крепости происходит и название деревни Карин так, расположенный южнее крепости, на левом берегу Каркара.
    Наличие указанных и других архивных и эпиграфических источников опровергает распространенное среде азербайджанских исследователей заблуждение, будто основателем Шушинской крепости является Панах хан.


    Как единогласно утверждают письменные и архивные источники, Панах Али хан являлся первым чужеземцем-предводителем кочевого племени сариджаллу, который в середине XVIII в. почти случайно, в силу стечения политических обстоятельств, появился в этих краях. Спасался он от преследований в Иране, где был осужден на смерть, и армянские князья из человеческого сострадания предоставили ему убежище в центральном гаваре Хачен. Однако сострадание это стало источником бед, породило неисчислимые муки, привело коренных жителей - армян к порабощению и ввергло их на последующие времена под ярмо кочевых племен, которые не имели национального самоназвания и в литературе именовались мусульмане, т.е. магометяие, а позже стали называться то "кавказскими татарами", то "кавказскими турками".
    Вот почему, даже сами, шушннские ханы (Панах Али и его сын Ибрагим), которых азербайджанские ученые упорно называют азербайджанцами, понятия не имели о существовании такой этнической единицы. Подтверждение тому - все опубликованные в Баку хроники, описавшие деяния ханов. Итак, история до начала XX века не знает народа, именуемого азербайджанским. И то обстоятельство, что до 1918 года об Азербайджане не упоминалось ни в исторических, ни в государственных документах объясняется тем, что в природе такого не существовало.
    После смерти Надир шаха (1747 г.) в Персии царили беспорядки и хаос, в результате чего из иранской провинции Хорасана кочевые племена джеваншира переселились в равнинный Карабах. Позже к ним присоединились более мелкие племена демурчи-гасанлы, джинлы из Грузии, часть кенгеру из Нахичевана, шахсеваны из Мугана. Далее из равнинного Карабаха они вторглись сначала в предгорные гавары Арцаха, а затем, воспользовавшись предательством одного из армянских меликов Шахназара II, Панах Али - предводитель этих мусульманских кочевников, узурпировал меликства и без единого выстрела овладел мощной крепостью Шуши. Таким образом, хитрый и коварный "гость" фактически оказался кинжалом, вонзенным в сердце Арцаха, который смог пронзить и разрубить единство медиков края. Несмотря на то, что у него не было ни географических, ни социально-экономических, ни культурно-исторических, ни, тем более, этнических корней на этой карабахской земле, однако, как уже было сказано, воспользовавшись неожиданными политическими изменения ми в Персии, а также внутренней распрей между армянскими медиками Арцах-Карабаха, объявил себя самозванным ханом над христианским Карабахом. И начал вести непрерывные войны с меликами края. Одновременно населил Шуши другими кочевыми племенами своих единоверцев, а также всякими разбойничьими шайками. Более того, этот чужеземец не только сумел овладеть Шуши, но и его истинного хозяина - предателя Мелика Шахназара II сделал своим подданным и решил покончить с исконными правителями Арцаха - медиками и с находящимся под их властью армянским населением. По словам великого русского полководца А. Суворова "Мелик Шахназар... сей предатель своего отечества призвал Панаха, отдал ему в руки свой крепкий замок Шушикала и учинился ему с его схнахом покорным" (Архив АН СССР, ф.99, д.13, оп.2., с. 67-68). Таким образом. Панах хан начал, а его последователи при помощи турецких пашей и персидских ханов продолжили грабеж, расправу и притеснения коренных жителей края, что продлилось почти полвека, вплоть до утверждения в Арцахе в 1805г. русского владычества.
    Однако в ответ на эти жестокости, унижения и насилия, в народе стало расти и развиваться яростное, упорное сопротивление. Если до появления Панах Али Шуши для армян был могучим щитом, то во времена ханов, он стал тюрьмой.


    О перестройках и восстановительных работах в Шуши за 1750-1752 гг. ценные сведения имеются в рукописи "История края Арцах", хранящейся в Ереванском институте древних рукописей им. Месропа Маштоца (Рукопись № 2734). Дьякон Акоп Шушецн правдиво и довольно подробно описывает строительные работы, тяжелый труд карабахцев по восстановлению крепости. Рукопись повествует, что воздвигнуто было сооружение с пятьюдесятью башнями и крепостными стенами, длиною в пять тысяч локтей.
    Крепостные стены длиною в 2,5 км начинаются с высокого скального массива, нависшего над пропастью в юго-западной части плато, спускаются по очень крутым склонам в ущелье и на востоке вновь срастаются с вертикальными склонами. Остальные стороны Шуши - южная полностью, а восточная с западной частично, защищены мощными крутыми скалами. Это удобное для города-крепости географическое расположение не ускользнуло от внимания Акопа Шушеци, который в вышеуказанной рукописи пишет, что "начинания эти коснулись лишь половины крепости, а другая половина, как было сказано, укреплена самим Богом".
    Неприступные для военной техники того времени крепостные стены высотою в 7-8 м усилены полукруглыми полыми башнями. Четыре ворота крепости представляли большой интерес как в архитектурном отношении, так и по своему функциональному назначению.
    Северо-восточные ворота раньше назывались Джрабердскими, а впоследствии - Гандзак - Елизаветпольскими. Юго-западные именовались Ереванскими, южные - Амарасскими, а восточные - Мхитарашенскими. В истории города важную роль сыграли Джраберд - Елизаветпольские и Ереванские ворота. Через эти главные входы проходили торговые караваны, телеги, всадники. Остальные ворота были подсобными и кратчайшим путем связывали город с селениями Варанды. Кроме того, они были предназначены для пешеходов.
    Город-крепость, как и все аналогичные сооружения средневекового Арцаха, имел свой потайной вход. Вдолбленная в скалах лестница, начинаясь у Ереванских ворот, переходя через лабиринты пещер, выходила в ущелье реки Карин так.
    Согласно найденной эпиграфической надписи, а также другим письменным сведениям, строительство крепостных стен, окружающих центр Варандинекого меликства Аветараноц-Чанахчи, было завершено в 1740 г. , почти за 10 лет до начала перестройки Шуши некой оборонительной системы (1750 г.). При укреплении Шушинской крепости был широко использован богатый опыт строительства крепостей в Аветараноце, включавшего даже формы кладки и размеры камней. Следовательно, при перестройке ограды здесь работали каменотесы и опытные специалисты по фортификации, приобретшие определенный опыт и квалификацию в меликской резиденции.
    Крепости-замки Арцаха вместе с местными особенностями имеют много общего с аналогичными сооружениями других областей Армении (Лори. Амберд, Смбатаберд, крепостей Каян, Канцон и др.). Они являются крупными оборонительными комплексами, построенными согласно принципам фортификационного искусства средневековой Армении.


    Иследователи единогласно утверждают, что после укрепления крепостных стен, Шуши заселили крестьяне и ремесленники из армянских деревень Карабаха, Сюника, Нахичевана, а также некоторые кочевые мусульманские племена. Заселение осуществлялось по принципу национальной и земляческой принадлежности. Новосозданные кварталы обычно назывались именами прежних поселений переселенцев. Старинные крупные кварталы Шуши были Казанчецоц, Агулецоц, Мегрецоц, Карабахцоц и другие.
    Значительную часть первых жителей Шуши составляли армянские крестьяне Нагорного Карабаха (особенно провинции Варанды). И это естественно, потому что крепость была расположена на границе мелнкств Хачена и Варанды. Ведь Шуши не стал бы Шуши, если бы не материальная к моральная поддержка окрестных деревень. Растущие и развивающийся город получал от деревни не только продукты питания, запасы необходимого сырья, но и мастеров-строителей, воинов и другой обслуживающий персонал.
    Однако в условиях произвола и жестокости, царящих в Шуши, в частности, при Панах хане и его преемнике Ибрагиме (1756-1806 гг.), в крепости не были построены какие-нибудь значительные гражданские сооружения. Люди жили в народных жилищах - глхатунах, которых подчас заменяли землянки или деревянные лачуги, беспорядочно и густо расположенные в восточной части плато. Даже культовые и общественные здания не отличались ничем характерным. Так, церкви имели деревянные перекрытия, а хозяйственные помещения строились из досок. Одним словом, в указанный период Шуши представлял собой серое, безликое, лишенное национальной самобытности и колорита поселение, носившее характерную печать господства бездарных ставленников, где все делалось только для безопасности ханов. И не случайно, что среди сохранившихся старых сооружений нет ни одного здания, которое было бы построено в XVIIIв. Напрасны попытки азербайджанских авторов задним числом вывесить таблички, указывающие на то, что многие здания города якобы являются произведениями зодчества XVIIIв., и даже XIв. Так, на почтовой открытке, изданной в Москве, под фотографией части крепостных стен Шуши указывается: "Памятник азербайджанской архитектуры XIв.". Ни больше, ни меньше. Тем самым игнорируется тот неопровержимый факт, что на многих из этих зданий сохранились строительные надписи, сообщающие о том, что построены они в XIX в. или в начале XX в. Поэтому при ссылках на этот период для получения желаемых выводов подбираются факты, которые не имеют фактического подтверждения. Это делается с тем, чтобы скрыть свирепый облик шушинских ханов под личиной" добродетеля-строителя".


    В течение всего XVIII в. армяне Карабаха продолжали вести интенсивные переговоры с русским двором, который обещал помочь в восстановлении армянского царства, включив в него Арцах, а Шуши сделать его столицей. Об этом свидетельствуют многие архивные документы, в том числе сохранившаяся переписка Екатерины Второй и Григория Потемкина с полководцем южной армии генералом Павлом Потемкиным. Договорившись заранее с царицей, 6 апреля 1783 г. он отдает приказ генералу: "Шушинского хана Ибрагима свергнуть должно, ибо после сего Карабах составит армянский независимый.... край. Вы тут употребите все старания, чтобы новая сия область устроилась наивыгоднейшим образом для народа". (См. Акты Кавказском археологическом комиссии, т.2, Тифлис, 1868, док. N1714.)
    В связи с этим Потемкин информировал царицу о том, что во главе организующегося царства или княжества должен быть один из меликов, чья власть распространяется на всю Армению. Иначе говоря, Карабах с центром Шуши должен был стать ядром восстанавливающейся армянской государственности.
    Таким образом, здесь, в Карабахе, оформлялась русская ориентация армянского народа. Армяне Карабаха в течение длительного периода вели борьбу за освобождение из-под гнета шахской Персии и воссоединение с Россией. Это находило активную поддержку в широких правительственных и общественных кругах России.
    Однако освобождение Арцаха было осуществлено лишь в самом начале XIX в. В результате русско-персидской войны 1804-1812 гг. Карабах вместе с другими областями Восточной Армении был присоединен к Российской империи.
    К этому времени девяносто семь процентов населения Карабаха составляли армяне.
    Ниже приводятся выдержки из грамот, рескриптов н обращений русских императоров к армянскому народу и меликам Карабаха, свидетельствующие об их высоком уважении к своим христианским единоверцам и союзникам в борьбе с общим врагом.
ИЗ УКАЗА ИМПЕРАТОРА ПЕТРА I

Честнейшему патриарху Исайю н честнейшим юзбашам Аваиу н Мирзе, и всем прочим юзбашам и управителям, и всему честному армянскому народу наша императорская милость и поздравление... 10 ноября 1724 г. (Армяно-русские отношения в первой трет XVIII в. Ереван. 1967, т.2, ч.II. с. 208).
ИЗ ГРАМОТЫ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ I

    Честнейшим патриархам Есаи и Нерсесу, честнейшим владельцу Ягаиу и юзбаше Аваиу н всем прочим честным юзбашам и управителям и всему честному армянскому народу наша императорская милость и поздравление... 22 февраля 1726г. (там же, с. 269).
ИЗ ГРАМОТЫ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II

    Честнейшему патриарху Симеону и всем прочим честным юзбашам и управителям и всему армянскому народу наша императорская милость и поздравление... Как и наши высокие предки, достойные блаженной памяти и вечной славной памяти их величества государь-император Петр Великий и государыня-императрица Екатерина Алексеевна, выразившие свое особое благосклонное отношение к христианскому армянскому народу в своих грамотах в 1724 и 1726 годах... мы в продолжение этих заветов наших предков обещаем окружить нашей царской милостью и благоволением честнейшего патриарха Симеона, так и будущих преемников его патриаршего престола, а также юзбашей и управителей и весь честный армянский народ... 30 июня 1768г, (Собрание актов, отоснщихся обозрению истории армянского народа. М., 1833, ч. I, с. 174-175).
ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I К КАРАБАХСКИМ МЕЛИКАМ

    Державной и знаменитой Карабахской области благородным мели нам Джемшиду Шахназарову, владельцу Варандинскому и фридону Бегдярову, владельцу Гудистанскому (Нынешний Шаумянский район, который вошел вместе с НКАО в недавно провозглашенную независимую Нагорно-Карабакскую Республику-прим. автора), и всем прочим этой знаменитой области владельным меликам и юзбашам и всему народу их наша императорская милость и благоволение... 2 июня 1709г. (Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа. М., 1833, ч.1. с.199).
ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I К АРМЯНСКОМУ НАРОДУ

    Всему верноподданическому армянскому народу и всем сословиям, составляющим оный, наша императорская милость... Они отличились примерным постоянством и преданностью и посреди смутных обстоятельств пробыли тверды и непоколебимы в своем усердии к нам и Престолу нашему, жертвуя имуществом своим и всеми средствами и самой жизнью... Дано в главной квартире нашей в городе Теплице, что в Богемии, сентября 15 дня в лето от Р. X. 1813-е (там же, с. 253-259).


    Конец XVIII и начало XIX вв. вновь стали для Шуши (и не только Шуши) временем тяжких испытаний, когда с одной стороны, персы пытались всеми способами восстановить свое утраченное господство, а с другой стороны - царское правительство всячески стремилось окончательно закрепить Карабах за Россией. В течение 33 лет Шуши, как и вся армянская область Арцах, подвергался страшным бедствиям.
    Этот краткий исторический период весьма богат войнами. Арцаху часто угрожала опасность извне и поэтому, естественно, что армяне Карабаха мужественно сражались К активно участвовали в боевых действиях.
    Так, в 1793 г. персидская армия под командованием Сулеймана Шахзадака, растоптав десятки армянских поселений, дошла до Шуши и осадила его. Однако, встретив упорное сопротивление, с большими потерями отступила. Спустя два года, в 1795 г. под командованием того же Сулеймана персидские сарбазы вновь, и уже с большими силами, с целью взятия Шуши, совершают набеги на Арцах. Опять безрезультатно. Героические защитники Шуши преподносили персам такие уроки, что те в ужасе предавались бегству.
    В том же году, в начале августа, возмущенный поражениями, нападает на Шуши уже сам Ага Мухаммат хан. Численность вражеской армии, осадившей Шуши, достигала до 100 тысяч человек. Осада длилась 33 дня. Несмотря на то, что положение армянского края было крайне трагическим, однако персидскому хану не удалось подавить сопротивление защитников города. Населению и войску, находящемуся В крепости, большую помощь оказывали 12 тысяч армянских семей, которые укрепились в окружающих Шуши труднодоступных пещерах. Враг подверг огню и мечу поселения, которые окружали Шуши.
    Весной 1797 г. Ага Мухаммат, будучи шахом, вновь с огромными полчищами нападает на Шуши. Шущинский хан Ибрагим в ужасе убегает из города И со своим гаремом спасается в Дагестане, оставляя защитников крепости врасплох. Персы, фактически, без серьезного сопротивления овладевают вышгородом и жестоко расправляются с его жителями. Однако неожиданно наступает справедливое возмездие. Здесь, в Шуши, от кинжального удара своего слуги скончался кровожадный Ага Мухаммат шах. Персы в панике убегают, а Ибрагим хан с восторгом вновь возвращается в Шуши.
    Спустя 8 лет. , т. е. в 1805 г. , русские чиновники, поверив лживым заверениям Ибрагим хана в верности, заключают договор с ним о подданстве России. Однако не прошло к года, как персы предприняли новый поход, с целью вновь завоевать закавказские территории, находящиеся в подчинении России. В июне 1805 г. более чем 40-тысячная персидская армия, сжигая и опустошая десятки армянских селений и монастырей, ворвалась в Каркарскую долину для завоевания Шуши и разгрома там русского гарнизона.
    Ибрагим хан меняет свои заверения-обещания, закрепленные договором и пытается бежать к персам, с их помощью сбросить власть "неверных русских". Эта чрезвычайно трудная для русских войск обстановка заставила главнокомандующего русскими войсками на Кавказе Цицианова обратиться за помощью к армянам. Перед нанесением контрудара по противнику, он обратился к армянам Карабаха: "Вспомните свою прежнюю храбрость, будьте готовы к победам и покажите, что вы теперь те же храбрые карабахские армяне, как были прежде - страхом для персидской конницы" (Потто В. Первые добровольцы Карабаха в эпоху водворения русского владычества (Медик Вани и Акоп юзбаши Атарбековы), (Тифлис. 1902).
    Идущий на помощь Шуши отряд майора Карягина, состоящий из 400 бойцов, у Аскерана, на территории деревин Храморт попал в окружение. Чтобы спасти русский отряд от неминуемой гибели, добровольцы Карабаха во главе с Меликом Вани и Акопом юзбаши Атарбекянами, рискуя жизнью, вывели русских бойцов из окружения. А жители Кусапата и Мохратаха, делясь своими припасами, спасли русских солдат от голода. Доблесть карабахских воинов отметил также А. С. Пушкин в своем известном труде "Путешествие в Арзрум".
    Вообще, все историки, изучающие историю Арцаха указанного периода, удивляются легкомыслию и глупости русских чиновников-дипломатов. Еще в прошлом веке Раффи, который описал историю карабахских медиков, с удивлением писал, что русские с помощью карабахских медиков овладели Карабахом, однако заклятого врага медиков - Ибрагим хана. оставили главным властителем Карабахе. Ибрагим хан изменил русским и за это последние казнили его. Однако на его место русские назначили старшего сына изменника. с еще более широкими правами. Тот, в свою очередь, совершил еще большую измену: в 1822 г. он сбежал из Карабаха в Персию и с персидскими войсками начал вести войну с русскими. Раффи было непонятно, что находили тогдашние русские должностные лица в этих коварных ханах. отдавая предпочтение им, а не армянским медикам, которые жертвовали всем, подчиняясь России, (подробно см. Раффи "Меликства Хамсы". Ер., 1965 г.)
    Однако, как ни странно, проводники царской политики в Закавказье вновь заключают сделку со старшим сыном предателя - хана Мехтн Гули, присваивают ему звание генерал-майора с еще большими правами и признают его наследником ханского престола. В знак "благодарности" Мехти хан также проявляет свою подлую сущность.2
    С наглой двуличностью этот достойный сын своего отца, с одной стороны сохраняет с персами "дружеские" связи, а с другой - показывает русским, что будет верой и правдой служить им. "Верность" свою он проявил тем, что уже до последней русско-персидской войны сбежал в Персию и нашел теплое местечко у шаха.
    Как известно, последняя попытка наследника персидского престола Аббаса Мирзы овладеть Карабахом была предпринята в 1826 г. Он со своей армией (численностью 60 тысяч человек при 30 орудиях) 19 июля совершенно внезапно вторгся в пределы Карабаха, где тогда находился всего один русский полк - 42-й гренадерский.
    Утром 24 июля горизонт вокруг Шуши зачернел персидскими полчищами Аббаса Мирзы и осада Шуши началась.
    Одна из славных страниц дружбы и сотрудничества между армянами и русскими была написана в Шуши во время 48-дневной его героической обороны, когда город превратился в бастион обороны.
    Тысячи крестьян края вместе с малочисленным русским гарнизоном 48 дней оказывали яростное сопротивление врагу и остановили его в Кар карском ущелье, у мощных крепостных стен. Тем временем находящееся в Тифлисе русское войско получило возможность подготовиться к наступлению широким фронтом.
    Из отчетов русских полководцев и трудов историков, описавших эти столетия, видно, что армяне края даже в самые тяжелые дни обороны предпочитали погибнуть в родных крепостях, монастырях, ущельях, оставаясь верным своим святыням, чем попасть в плен и умереть в рабстве. Вот обращение архимандрита Хорена, настоятеля Вардапетского монастыря от 20 июля 1826 г.: "Дети Айастана, защитники Шуши! Уже тысячи лет различные враги всеми силами старались уничтожить нашу землю и наш народ. Где они, эти супостаты? Даже в сказках исчезли их имена, а Аиастан живет и народ армянский существует! Это потому, что слово, данное в бою, у нас всегда было одно. Отцы и деды наши не изменили ему, не изменим и мы. Поклянемся или победить вместе с нашими русскими братьями, или вместе с ними умереть" (см. Шуши. Старинные открытки. Автор-сост. Ш. Мкртчян, Ер. 1990, открытка N17).
    Не могу удержаться и вынужден привести также обращение командира Шуши некого гарнизона полковника Реута: "Спасибо, друзья! Главнокомандующий не ошибся в вас, он не сомневается, что в трудную для нас минуту армяне придут на помощь. Я уверен, что нога кзылбашей никогда не ступит за крепостные стены Шуши. Государь император не оставит вас и не забудет, что в трудный для России час вы стали рядом с солдатом русской армии".
    В эти жаркие дни, когда решался вопрос быть или не быть Шуши, когда русские солдаты показывали примеры отваги и мужества, армяне края проявили свою непоколебимую волю встать во время опасности на защиту друга и союзника.
    Окруженный персидскими сатрапами, Шуши переживал роковые дни. Положение было тяжелым и возникла необходимость в помощи со стороны. Но осадочное кольцо было настолько крепким, что выйти из него было чрезвычайно рискованно. И вот один из добровольцев - Арутюн Алтунян из Атерка взялся выполнить это важное задание. Подвергая опасности свою жизнь, он ночью спустился со скалы преодолел линию осады, доехал до Тифлиса и сообщил русскому командованию о создавшемся положении. Через 5 дней Арутюн возвратился с письмом главнокомандующего русскими войсками на Кавказе генерала Ермолова.
    И каких только примеров мужества и героизма не показывали армяне Карабаха! Барутчи (изготовитель пороха) Погос каждый день изготовлял 20-30 фунтов высококачественного пороха и отдавал защитникам крепости, а Агабек Калантарян - дед будущего генерала Ивана Лазарева, руководил обороной одного из примыкающих к Елизаветпольским воротам участкам крепости. (Генерал-лейтенант Иван Давидович Лазарев, Тифлис, 1900 г.). В эти дни для защитников крепости огромную важность представляли мельницы деревни Шош, которые упорно защищали братья Сафар и Ростом Тарханяны. Героизмом отличились также женщины Карабаха и одну из них - Хатаи3 тогда знал весь Карабах.
    По скалистому пути от мельницы села Шош до крепости Шуши на Хатаи напали несколько персидских солдат, которые хотели отобрать у нее муку. Ей удалось свалить одного из них, отнять у него саблю и ружье, с помощью которых она прикончила остальных и благополучно доставила муку в крепость.
    Осада Шуши продолжалась до 5 сентября. В этот день в иранском лагере под Шушой было получено неожиданное известие о разгроме генералом В. Мадатовым (родом из армянской семьи Карабаха) авангарда Аббаса Мирзы под Шамхором. Персы сняли осаду Шуши и всеми своими силами двинулись против Мадатова. 48-дневная оборона Шуши закончилась (см. Араквя Костанян из монастыря Гтич "История сражения 1826 г. при Гандзаке". рукопись. ЦВИА, ф. ВУА, д. 4290, л 152).

    Патриотизм армян был по достоинству оценен русским командованием. Реут - командующий обороной Шуши, в одном из своих докладов пишет фельдмаршалу Паскевичу. что персы неоднократно приближались к крепости, но каждый раз были отброшены назад "храбрыми егерями и преданными армянами" (ГВИА Ф. ВУА, д. 4230, л.150). Ермолову же он сообщает следующее: "О защищающих крепость армянах считаю своим долгом сообщить, что их заслуга достойна внимания, поскольку они действовали отчаянно храбро, сопротивлялись многочисленным атакам врага и отбросили его с большими для него потерями" (Там же).
    Таким образом, защита Шуши, стоившая стольких лишений для отважных защитников, "получила значение не только великого подвига, но и важнейшего факта, оказавшего огромное влияние на ход всей войны". Грузия и ее столица Тбилиси были спасены от ужасов персидского погрома и разорения.

Герб города Шуши.
Утвержден 21 мая 1843г.
    Так именно взглянул на дела император Николай Павлович и храбрым защитником крепости, егерям 42 полка, пожаловано было Георгиевское знамя с надписью: "За оборону Шуши против Персии в 1826 году" (см. В. Потто. Геройская оборона Крепости Шуши; С.-Петербург, 1903, С. 32).
    Благодарный армянский народ для увековечения памяти русского солдата воздвиг монумент, словом "русский" и другими русскими словами назвал поселения, поля н родники родного края. (Подробно см. Ш. Мкртчян, Историко-архитвктурные памятники Нагорного Карабаха, Ер. 1989, с. 179).


Содержание
Домой

© 2001 ArCGroup