Научная дисциплина


Музейный предмет как объект культуры: актуальные проблемы интерпретации (2015)

Современная музеология и практика развития музейного менеджмента в Россиии странах СНГ (2014)

Актуальные вопросы музеологии и практика музейного менеджмента в XXI веке (2014)

Истоки, традиции и перспективы музееведческого образованния: к 25-летию кафедры музеологии и культурного наследия СПбГУКИ (2013)

Музеология в пространстве междисциплинарного взаимодействия (2013)

Музееведение как фактор оптимизации развития музейного дела (2009)

Эвристический потенциал коммуникационного подхода в музееведении (2007)

Аксиология музейного предмета (2007)

Становление и развитие музееведческой мысли в трудах Ф.И. Шмита (2006)

Музейно-педагогическая мысль в России. Исторические очерки (2006)

Музей и музееведение в университетском образовании (2005)

Новые тенденции в развитии музея и музейной деятельности (2005)

Музеи эпохи глобализации: окно в будущее (2005)

Музеология и ее методы в системе социально-гуманитарных наук (2005)

Эволюция музеев под открытым небом и туризм: отражение проблемы в курсе «Музейные заповедники» (2005)

Ведущие тенденции в современном музееведении (2004)

Интердисциплинарность музееведения и ее отражение в концепции музееведческого образования (2004)

Культурологические основания музееведческих исследований (2003)

Взаимодействие музея и культурного наследия как научная проблема (региональный аспект) (2000)

Образование в контексте социальных функций музея (2000)

Проблема типологии музеев и особенности ее изучения в курсе «Музейные заповедники» (1999)

Музейная педагогика – область знаний и научная дисциплина (1998)

Теоретические и методические аспекты изучения феномена музея городской среды в курсе "Музейные заповедники" (1997)

 
Становление и развитие музееведческой мысли в трудах Ф.И. Шмита

Соавтор: Шляхтина Л.М.

Опубликовано: Собор лиц: Сборник статей/ Под. Ред. М.Б. Пиотровского, А.А. Никоновой. – СПб.: СПБГУ, 2006. – С. 32-40.

http://www.museum.ru/N26225

Музееведческая мысль – малоизученная, противоречивая и сложная для научной рефлексии сфера. Как научная дисциплина музееведение еще формируется, развиваясь в пограничных областях с другими науками – философией, социологией, психологией, культурологией, педагогикой и др. Ф.И. ШмитМузееведческие идеи, выдвигавшиеся в России с начала XIX до начала XXI века, не всегда четко сформулированы их авторами, порой недостаточно теоретически обоснованы, иногда размыты и не дифференцированы или носят описательный характер. Вследствие этого возникают трудности в собственно научном определении музееведческой мысли, исходя из критериев научности, принятых в современном познании. Но это лишь первое поверхностное впечатление, коренным образом изменяющееся при более углубленном и детальном изучении. Происходившее интенсивное накопление богатого и разностороннего эмпирического материала, способствовало постепенной кристаллизации принципов научного анализа, необходимого для становления науки и осмысления идей, которые сегодня составляют методологический каркас музееведения.

Поскольку понятие «музееведческая мысль» не является общепринятым и широко распространенным, то оно нуждается в уточнении. Под музееведческой мыслью мы понимаем те позитивные идеи, явившиеся результатом размышлений о содержании музееведения, его предмете и объекте, которым является феномен музея, об эволюции научных концепций в контексте исторического развития. Для современного понимания музееведения являются важными те высказывания, положения, концепции, содержащиеся в трудах отечественных ученых, которые оказались не просто прогнозами, а получили подтверждение в музейной деятельности. Изучение истории музееведческой мысли в России через призму социально-культурных процессов позволяет обнаружить в них присутствие тех идей, которые послужили катализатором формирования представлений о музее как о явлении культуры и социокультурном институте, призванном осуществлять сохранение, интерпретацию и трансляцию культурно-исторического опыта.

Музееведческая мысль как специфический объект анализа обращает нас к генезису отечественного музееведения в целом и позволяет выявить истоки многих теоретических подходов и научных концепций.

Одним из тех, кто генерировал и продуцировал музееведческую мысль в начале ХХ века и оказал влияние на ее развитие в последующие десятилетия, был академик Федор Иванович Шмит. Наш интерес к нему обусловлен тем, что он был не только выдающимся историком искусства, блестящим педагогом, но одним из основоположников теоретического музееведения.

С позиций современной науки идеи Шмита представляют интерес не только в контексте истории формирования музееведения, но и актуализируются в исследованиях новых поколений ученых. Не претендуя на всеобъемлющий характер изучения наследия Шмита и окончательность выводов, авторы статьи выделяют те направления музееведческой мысли, которые были не просто новаторскими и революционными, а оказались провидческими. Стратегически важной для развития науки идеей была предпринятая Ф.И. Шмитом попытка анализа специфических свойств музея. Так, трактуя музей как на источник знания, он внес новое содержание в определение образовательной миссии музея. Он обратил внимание на задачи музея по отношению к обществу, характеризуя их как просветительские, учебные и исследовательские. Предложив классификацию музеев, Шмит опирался на запросы его посетителей, выделяя при этом следующие группы музейной аудитории: ученые и специалисты, студенты и художники, широкая публика. Это легло в основу разработанной им типологии музеев. Научный, учебный и публичный типы музеев ориентированы на разный образовательный и интеллектуальный уровень посетителя.

Научный музей, по мнению Шмита, это скорее лаборатория, которая создает возможность изучения материала, необходимого для исследовательской работы. Он непонятен массовому посетителю, поскольку сфокусирован на интересы ученых, и поэтому чужд тем, кто приходит в музей с другими целями, не связанными с тем, чтобы «ломать голову над научными проблемами». Непосредственно просветительское значение Шмит придавал публичному музею, называя его общественно-просветительским учреждением, подчеркивая мысль о музейном просвещении «в желанном для государства направлении». Он полагал, что знание, полученное в музее, не только «сопоставимо с книжным», но и несет на себе отпечаток государственной политики. Эта мысль означала включение музея в сферу идеологии, что было естественно для исторической ситуации, в которой творил ученый. Именно в данном контексте следует понимать стремление Шмита «показать нам данного общественного человека, в данной общественной обстановке и его основной принцип создания музейной экспозиции - « не вещи ради вещей», а вещи ради людей, которым вещи рассказывают что-то нужное и важное». Особую роль Шмит отводил учебным музеям «при всякой школе, общеобразовательной и профессиональной». В них «учащиеся и посредством зрения, и посредством осязания должны знакомиться с вещами и явлениями». «Учебный музей не должен быть роскошью, а должен быть хлебом насущным, местом учебы, обычным местом нормальной работы учащихся. Экспонаты должны быть теми вехами, по которым направляется ход мыслей». По его мнению, учебный музей не просто показывает вещи, а демонстрирует «при посредстве вещей некую теорию», поэтому сам отбор экспонатов в учебный музей является результатом серьезной исследовательской работы. Таким образом, ученый полагал, что учебный музей занимается, прежде всего, популяризацией знаний. Размышляя о типологии музеев и их задачах по отношению к различной аудитории, Шмит пытался понять назначение музея, не формулируя дефиниции с позиций требований современного музееведения. Но он вполне осознанно определяет социокультурное предназначение музеев, относя к нему научное изучение явлений, процессов и закономерностей развития природы и общества, охрану памятников истории и культуры, особо выделяя воспитательную и просветительскую деятельность музея по «душевному освежению» и «культивированию высших способностей, которые делают человека человеком».

Высказав впервые рассмотренные идеи в 1919 году, ровно через десять лет, обобщая опыт развития музейной практики и научной мысли, Шмит вновь обращается к проблеме типологии музеев. Оставаясь верным своей точке зрения на предназначение музеев и их классификацию (музеи для широкой публики, музеи для учащихся и музеи для специалистов), он развивает ее далее применительно к публичным музеям, различая их по признаку собранных материалов (естествоведческие, производственно-экономические, культурно-исторические, художественные и художественно-промышленные) или по принципу иерархической подчиненности (местные, областные и центральные). Важно подчеркнуть, что разработанная Шмитом типология музеев и сегодня является общепризнанной в отечественном музееведении и, несмотря на дискуссионность проблемы классификации, заслуживает внимания и нуждается в дальнейшем осмыслении. Научная рефлексия данной проблемы прослеживается в трудах А.М. Разгона, Д.А. Равикович, М.Б. Гнедовского и др.

На наш взгляд, особый интерес представляют идеи Ф.И. Шмита о природе музейной экспозиции. При создании экспозиции он определял тему как «исходный мотив», что корреспондируется с господствующими ныне идеями концептуального подхода в музейном проектировании. Он был первым, кто ввел понятие экспозиция, ранее господствовавшее лишь в искусствоведческом обиходе, в музееведение. Выделив в данном понятии три аспекта – консервацию, реставрацию и собственно экспозицию, Шмит утверждал, что первые два не отвечают задачам музееведа, так как он не ограничивается публикацией подлинных документов, а лишь «показывает результаты своей работы над вещественными памятниками и ансамблями памятников в музейной экспозиции», то есть в экспозиции вещей «в той или иной аранжировке». Для ученого важно организовать в музее целенаправленное конструирование исторического процесса, его внутренних конфликтов и действующих лиц, создать специфическую музейную среду. Отказавшись от социологических принципов ансамблевого метода построения экспозиции, Шмит заменил понятие «ансамбль» на «повесть» или «драма», поскольку его интересовал не «симбиоз вещей», а создание образа эпохи. «То, с чем больше всего надо бороться в … музеях – это мещанская установка на то, кто как жил и работал». Таким образом, можно констатировать, что Шмит предложил новый музейно-образный метод создания экспозиции, который в дальнейшем развивается в музейной практике и теории, по терминологии Т.П. Полякова, как образно-сюжетный или художественно-мифологический. Кроме рождения идеи Шмит предложил и пути ее реализации. Он полагал, что надо определить тему, ее вещественные эквиваленты, убирая все лишнее, довести каждый предмет до уровня символа, ввести в традиционный интерьер необходимые документы и фотографии, чтобы «добиться ясности и убедительности повести», разработать маршрут в соответствии с последовательностью развития сюжета повести. Оставаясь представителем своего времени, Шмит выражал навязанный идеологией эпохи «социологический смысл» с помощью образности, применяя в построении экспозиции такие художественные средства, как сравнения, метафоры, аллегории, опережая в развитии музееведческой мысли своих коллег, которые видели в социологизации глубокий научный смысл.

Размышляя об особенностях экспозиции художественного музея, Шмит подчеркивал, что главное в них – не «прославление отдельных творцов и отдельных произведений», а показ исторического процесса. Не отказываясь от «великих мастеров», ученый подчеркивал, что их рост происходит не в абсолютном пространстве, а непременно в среде художественного быта. Поэтому основная задача экспозиционера – «изучение тех путей, какими художественная культура усваивается массами». Понятно, что в этом случае экспонаты (произведения искусства) становятся средствами выражения, с помощью которого рассказывается о тех или иных процессах, скрытых за внешними формами произведения. По отношению к художественному музею Шмит выступал сторонником организации «синтетической экспозиции» без искусственного разделения экспонатов на живопись, графику, скульптуру и пр. Он аргументировал это следующими доводами: «Мы обязаны рассматривать сами и показывать другим явления не в метафизически самодовлеющей изоляции, а в диалектической взаимосвязи…. Было бы совершенно непростительно, если бы мы вздумали отдирать еще «чистое искусство» от «прикладного».

Развивая идею экспозиции как образной системы, Шмит предложил ввести в экспозицию живых людей в костюмах эпохи, что сегодня с успехом реализуется в практической деятельности многих музеев в России и за рубежом. В дальнейшем анимация и театрализация как способ активизации восприятия музейной информации и особый способ ее интерпретации нашли воплощение в музейной практике, а сегодня очень активно осмысляются с теоретических позиций.

Еще одним важным аспектом музейного проектирования, предугаданного Шмитом, можно назвать эргономические критерии создания экспозиции. Он справедливо считал, что посетитель музея должен чувствовать себя комфортно на экспозиции, в поэтому она должна быть небольшой и постоянно обновляемой. Свою точку зрения он объяснял тем, что, с одной стороны, посетители не будут уставать от чрезмерного количества выставляемых экспонатов, а, с другой стороны, их частое обновление не только даст возможность ознакомить зрителей (особенно в музеях, страдающих от недостатка площадей) со всеми коллекциями, но и сделает посещение интересным и увлекательным. Заметим, что, основываясь на предложенной типологии музеев, ученый отвергал возможность построения универсальных экспозиций, одинаково доступных и привлекательных для разнообразной публики. Задача музееведа – «так расположить выставленные в музее вещи, чтобы они … стройным хором возвещали то нужное и ценное, ради чего народ приглашается в музей». Позже ученый подтверждает свою установку на небольшую и постоянно обновляемую экспозицию, выступая категорически за автономность каждого экспоната против перенасыщенности зрительного ряда, приводя многочисленные аргументы и яркие примеры в пользу этого утверждения. И сегодня для музейных проектировщиков и дизайнеров выставок эти проблемы, как мы считаем, остаются актуальными.

Несомненно, важными представляются для современного музееведения размышления Шмита о взаимодействии музея с публикой. Немало интересных мыслей по этому вопросу содержится в книге «Исторические, этнографические, художественные музеи». Тесно увязывая рассмотрение вопросов экспозиционной и научно-просветительной работы музеев, автор отмечает особую роль специалиста, осуществляющего контакт с посетителем. Так, к экскурсоводу как посреднику между «повестью» или «драмой», представленной в экспозиции, и музейной аудиторией ученый предъявлял очень серьезные профессиональные требования, которые сегодня интенсивно осмысляются в русле музейной педагогики и музееведческого образования. По мнению Федора Ивановича, музейный сотрудник должен обладать и педагогическими навыками, и умением вести беседу, направлять ее в нужном русле, подчинять внимание и руководить интересами экскурсантов, не утомляя их своими собственными теоретическими наблюдениями и высказываниями.

В контексте музейной педагогики как методологии и методики реализации образовательной функции музея, представляющей магистральное направление развития музееведческой мысли, стремительно развивающейся в последнее время, представляет интерес концепция детского художественного творчества, подробно изложенная Шмитом в работе «Почему и зачем дети рисуют». В ней присутствует оригинальные авторские идеи, объясняющие природу искусства и процесс развития самостоятельного творчества ребёнка в русле основных положений биогенетической теории, которые получили развитие и в других работах ученого.

Нельзя не сказать о том, что именно Ф.И. Шмиту принадлежит не только блестящая идея, но и инициатива ее реализации, связанная с музеем детского творчества. Благодаря его энергии и увлеченности делом, впервые были организованы два музея детского художественного творчества: в Харькове (1921) и в Киеве (1922). Их уникальная роль заключалась в том, что «музеи детского художественного творчества должны ставить себе не специальные и узкие задачи изучения развития детей в одном каком-либо искусстве, а должны вырабатывать методы всестороннего исследования всех художественных проявлений детей». В современных условиях эта мысль нашла не только практическое воплощение, но и дальнейшее научно-теоретическое развитие. Ярким примером может служить исследование О.Л. Некрасовой-Каратеевой.

Проведенный анализ взглядов Ф.И. Шмита через призму проблем современного музееведения позволяет констатировать следующее:

- мысли Ф.И. Шмита, основанные на богатом и разнообразном личном практическом опыте ученого, имеют ярко выраженный музееведческий характер, что проявляется в их содержании и формулировке;

- в рассмотренных работах Шмит проявляет себя как теоретик музееведческой мысли, предложивший определения основополагающим понятиям музееведения (типология и классификация музеев, функции музеев, музейная экспозиция и т.д.), тем самым способствуя развитию музееведения как самостоятельной науки, обладающей своим терминологическим аппаратом;

- продуцируя оригинальные идеи, которые являлись новаторскими для своего времени, он определил векторы и стратегии развития музееведческой мысли в будущем.


1 Шмит Ф.И. Исторические, этнографические, художественные музеи. Очерк истории и теории музейного дела. – Харьков, 1919.
2 Там же. С 39.
3 Шмит Ф.И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. – М.-Л., 1929. – С. 235.
4 Шмит Ф.И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. – М.-Л., 1929. – С. 227, 235-237.
5 Шмит Ф.И. Исторические, этнографически, художественные музей. – Харьков, 1919. – С. 39.
6 Шмит Ф.И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. – Л., 1929. – С. 245.
7 Там же. – С. 178
8 Шмит Ф.И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. – Л., 1929. – С.128.
9 Шмит Ф.И. Музейное дело. Вопросы экспозиции. – Л., 1929. – С.190
10 Шмит Ф.И. Исторические, этнографические, художественные музеи. Очерк истории и теории музейного дела. – Харьков, 1919.
11 Шмит Ф.И. Искусство, как фактор общественности. Искусство, как продукт общественности. // Проблемы социологии искусства. Сб. Комитета социологического изучения искусств. – Л., 1926. – С. 9-55.
12 Шмит. Ф.И. Искусство как предмет обучения. – Харьков, 1923. – С. 27.
13 Шмит Ф.И. Зачем и почему рисуют дети. – М., 1924. – С. 192.
14 Некрасова-Каратеева О.Л. Детское творчество в музее: Учеб пособие. – М., 2005. – 207с.